Битвы Рассказов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Битвы Рассказов » Конкурсы-обменники » Второй тур (завершён)


Второй тур (завершён)

Сообщений 1 страница 30 из 69

1

Значит как это будет выглядеть:
Желающие участвовать кидают мне в личку сообщение с указанием номера тура и заявкой.
Заявка может быть картинкой, песней, набором слов или парой фраз.
Если вы хотите\можете писать рейтинговые слешевые вещи - помечаете это отдельно. Слешевую\рейтинговую заявку можно присылать только в том случае, если будут авторы, готовые их исполнять. То есть, если таких авторов нет, то я так же в личку попрошу переписать заявку.
Здесь же я вывешу список уже заявившихся авторов.
Вопросы пока тоже сюда. Потом подчищу.

Список участников:
Silent Wind
Морфей
DreamEater
Алекс
Адан
IliZar_Zhdanov
Harigane
Свободный Шут Тьмы
Jack Silver

0

2

Заявка 1.
Рассказ на тему песни Вельвеt - "Продавец кукол".
Кто же такой продавец? И что такое его куклы?
http://www.youtube.com/watch?v=wbc8fmtMSlE
Заявка 2.
Рассказ по картинке и песне, по первым ассоциациям от них, которые в голову придут.
http://s46.radikal.ru/i113/1101/a9/bf9998d42c5ft.jpg
Falconer - "Substitutional World"
http://prostopleer.com/tracks/4522418wWK6
Заявка 3.
http://pics.qip.ru/small/2001fPi.jpg
Заявка 4.
ПрОклятый, выбор: тихое угасание и/или изнурительная борьба
Заявка 5.
http://pics.qip.ru/small/1001fPJ.jpg
Заявка 6.
Борьба с попсой в наглядной ситуации.
Заявка 7.
http://prostopleer.com/tracks/1040685Xksk

Свернутый текст

Turn around, I can smell what you don't see
Close your eyes ... it's so clear
Here's the mirror, behind there is a screen
On both ways you can get in

Don't think twice before you listen to your heart
Follow the trace for a new start

What you need and everything you'll feel
Is just a question of the deal
In the eye of storm you'll see a lonely dove
The experience of survival is the key
To the gravity of love

The path of excess leads to
The tower of Wisdom
The path of excess leads to
The tower of Wisdom

Try to think about it ...
That's the chance to live your life
And discover what it is,
What's the gravity of love

Look around just people, can you hear their voice
Find the one who'll guide you to the limits of your choice

But if you're in the eye of storm
Just think of the lonely dove
The experience of survival is the key
To the gravity of love, love.

Оглянись вокруг и почуй то, чего не видишь,
Закрой глаза... всё так очевидно:
Вот зеркало, а за ним экран -
Ты можешь попасть внутрь с обеих сторон...

Не раздумывая, слушай своё сердце -
Иди на его зов к новому началу...

То, что тебе нужно, и всё, что ты почувствуешь,
Лишь вопрос количества.
В самом центре грозы ты увидишь одинокого голубя.
Опыт выживания - это ключ
К важности любви...

Путь излишеств ведёт
К башне мудрости.
Путь излишеств ведёт
К башне мудрости.

Попытайся подумать об этом.
Это шанс жить своей жизнью
И понять, что это такое,
В чём важность любви?..

Оглянись - вокруг обычные люди, ты слышишь их голоса?
Найди того, кто станет твоим советчиком в выборе.

Но если ты в центре урагана,
Просто подумай об одиноком голубе...
Опыт выживания - это ключ
К важности любви, любви...
|Текст песни (англ, рус)

Заявка 8.
"Где мои крылья"? (Первая мысль после пробуждения)
Заявка 9.
http://pics.qip.ru/small/3001fPG.jpg

0

3

Первый взгляд на тему:

Морфей написал(а):

Заявка 3.

Иван Грозный убивает своего сына - фэнтези версия ХД

Морфей написал(а):

Заявка 6.

Конец моим Юленьке и Аленушке Т_Т

Морфей написал(а):

Заявка 8.

Скрытая подтема: утро. 1 января ХД

0

4

Внимание! На написание даётся 15 дней, то есть до 23 числа, включительно.
Работы присылать мне в личку, выкладываться будут анонимно, дабы можно было устроить "угадайку".
Объём текста от 6.000 символов с пробелами.
Свои заявки не разглашать!
Желаю всем удачи!

0

5

Jack Silver написал(а):

Иван Грозный убивает своего сына - фэнтези версия

Не просто убивает - выворачивает лицом к пяткам. Няшка)))
Заявка 5, так даже вон какой выбор: "Ану, смерд, на колени!!!" *причем это конь говорит, судя по вфыражению морды*

0

6

.
.
Остался один день! Жду работ! Пока сдано только 2 работы.

0

7

Заявка 1.
Рассказ на тему песни Вельвеt - "Продавец кукол".
Кто же такой продавец? И что такое его куклы?
http://www.youtube.com/watch?v=wbc8fmtMSlE

...Как лучше...

Мимо пронеслась машина, и лужа хищным зверем кинулась на меня. Я отпрыгнул, но недостаточно быстро. Теперь придется застирывать джинсы заново. Люблю этот город! Нет, правда! Пусть он ничем особым не выдается, пусть у него нет перспектив, пусть у меня с ним связаны не самые лучшие воспоминания, я его люблю! Говорят, что уважают за достоинства, а любят за недостатки. Возможно. Но не всегда. Иначе мы с Аней были бы просто друзьями, и я до сих пор бы считал, что самое высокое блаженство в раю и на просторах компьютерных игр. Она просто совершенство! Божество, семнадцать лет назад зачем-то спустившееся на землю.
-Привет, ты рано! – Сказала она, подойдя сзади и поцеловав меня в щеку.
-Я же знаю твою пунктуальность и не хочу, чтобы ты ждала лишние пять минут. Тем более, что всё равно перед такими моментами не знаешь, чем себя занять.
-Ты точно не хочешь отказаться? Еще есть шанс.
-Нет. Я тебе полностью доверяю. И верю в твою идею.
-Хорошо. Пошли. – Слегка погрустневшим голосом сказала она и повела меня туда, куда я ни за что бы не пошел, если бы не наш план.
Через пятнадцать минут мы остановились около магазина игрушек на окраине города. Это был широкий одноэтажный дом с цветастыми бетонными стенами, и огромной лаконичной надписью "игрушки" сверху. Аня прижалась своим лбом к моему, скользнула губами по щеке, и, ничего не сказав, ушла. Мы и так уже много раз обсудили, что, где и как.
Держаться развязнее, увереннее. Посетителей, на мое счастье, не было, и я напрямик направился к продавцу. Молодой парень, ненамного старше меня. Скучающее лицо, глаза как будто с презрением говорят «О, еще одно…».
-Говорят, здесь можно достать «товар». – Я так выделил последнее слово, что любой бы сразу понял, о чем я говорю.
-Какой товар? – Продавец выразил на лице «искреннее удивление».
Станиславский сказал бы «не верю», я молча достал из кармана пачку пятитысячных.
-Ах, «Товар»! Это туда. – Он указал на одну из двух деревянных дверей сбоку от стойки и занялся важным делом – Начал протирать стенд с куклами «Барби». Я пару секунд посмотрел на это занятие, и направился в указанном направлении.
За дверью был длинный коридор, завершающийся точно такой же дверью. Едва я к ней подошел, как она открылась. Вышел амбал в черной «тройке», схватил меня за грудки кожаной куртки и кинул на стул. кроме стула и двух динамиков тут собственно ничего и не было, зато за одной из стен, сделанной из стекла, находился длинный зал. У дальней стены восседал на кресле человек в позе властелина мира. Рядом с лицом, спрятанным за стальной маской с черными очками и длинным бакенбардами, стоял микрофон. Не считая маски, он был одет как обычный человек.
-Сколько тебе надо? - раздался искаженный рокочущий звук из динамиков.
-Для начала, два кило.
-В смысле, две дозы? – В его голосе чувствовалось удивление, но ни один его мускул не дрогнул.
-Нет. Два килограмма.
-И зачем тебе столько?
-В этом затхлом городишке единственный выбор: дохнуть от скуки, или дохнуть от дозы. Третьего не дано, а первое убого. – Если бы не для дела, сам бы себя за такие слова забанил.
-Это понятно, но зачем так много?
-Надо! – немного дерзости, мы не на званом вечере.
Как ни странно, человек в маске и пальцем не повел. Зато амбал схватил меня и сильно приложил об стену.
-Я спросил, и жду ответа. – Сказал маска.
Я оперся на стеклянную стену, чтобы встать и почувствовал холод. Как будто лед. Странно.
-У меня днюха через день. Отмечаем без родаков. Хочу, чтоб запомнилась.– Прохрипел я. Больно. В следующий раз осторожнее надо быть.
-Так лучше. А теперь о делах…
Я купил порошок по завышенной цене, за что выторговал скидку на остальные партии ("Если понравится"), и немного втерся в доверие. За весь наш разговор маска ни разу не шевельнулся. Конечно, нечто подобное ожидалось, но это здорово усложняло дело.
Едва я пришел домой, как смыл содержимое пакетов в унитаз. Благо состояние Ани, а точнее её родителей, позволило сделать это без всяких нападок со стороны жабы.
-Я все сделал. – Сказал я ей по телефону через десять минут и рассказал, как прошла встреча.
-Скоро приеду. Нужно немало обсудить. – Бросила она и выключила телефон.
Следующий месяц был как на ножах. Я два раза в неделю ходил за дозами, и каждый раз смывал их в унитаз. На всякий случай Аня после каждой покупки вкалывала мне в вену воду. С маской я ни разу не встретился, так как товаром, оказывается, занимался Вепрь – тот амбал, что приложил меня об стену. Встречались с ним мы всегда в конце узкого коридора. Довольно часто видел других покупателей. Несколько раз встречал знакомых, после чего и они и я отговаривались покупкой игрушек, но, конечно, не верили друг другу. С каждой такой встречей все тяжелее было ждать. Но я ждал. Пока один раз, для вида рассматривая каких-то трансформеров, не увидел идущего к кассе Ваську. Главного отличника и моралиста нашего класса. Я было подумал, что он решил купить что-то младшим братьям-близнецам, но он, подойдя к продавцу, поговорил с ним минутку и скрылся за дверью. Это было последней каплей. Всё хуже, чем я думал.
-Нет, рано! – Сказала Аня, едва я сообщил ей эту новость. - Я тоже хочу поскорее это закончить, но у нас на них почти ничего нет.
-Как это ничего?
-Не больше, чем у остальных. Как ты думаешь, никто из тех подростков или их родителей не попытался сообщить куда нужно?
-Хочешь сказать...
-Хочу сказать, что нам нужно что-то посущественнее, чтобы однозначно припереть их к стенке!
-Или кто-то... - Ляпнул я.
-Возможно. Я как-то об этом и не подумала. Отличная мысль!- Обрадовалась Аня и села за компьютер.
На следующий день в магазин игрушек ворвался отряд спецназа из шести человек. Мы еще с тремя сидели в фургоне и наблюдали за этим через камеру. В главном помещении магазина никого не было.
-Та комната!- Сказал я, указывая на большое прямоугольное пятно двери на экране. Чтобы нам с Аней поверили, пришлось рассказать всё. Ну, или почти.
-Вперед! - Сказал главный в микрофон, и один из тех, что с камерой подбежал к двери, открыл её, попытался открыть следующую, не смог, пнул её с силой пару раз, подложил гранату и отбежал обратно. Раздался взрыв и отряд вбежал в коридор. Дверь стояла на месте, только вместо разлетевшегося в стороны дерева была толстая железная пластина. Вдруг она распахнулась, и стоящий за ней Вепрь начал стрельбу из калаша. Эффект неожиданности позволил ему унести с собой четверых. Еще двое были тяжело, но не опасно ранены. О чем и сообщили.
-Чёрт! - Ударил по пульту главный.- Пошли! Идешь с нами. - Мне не доверяли.
Мы втроём вошли в магазин, один из спецназовцев взял раненых и повел в фургон. Мы прошли дальше. За стеклянной стеной всё также сидел маска. В той же позе.
-Вам меня не достать! А-ха-ха! - Пророкотали динамики.
Главный достал пистолет и несколько раз выстрелил в стекло. Пнул, и оно со звоном упало. Подул холодный ветер. Второй сразу пальнул маске в руку. Тот и не шелохнулся. Главный сделал знак и спецназовец вошел в комнату. Протянул руку и сдернул с маски головной убор. Я мысленно выругался. Мертвяк. Вместо глаза неаккуратно вставлена камера. Кто-то цинично посадил своего бывшего клиента сюда, как пугало. И чтобы тот не сгнил, и выглядел натурально, вставил в кресло морозильник. Меня передернуло. Монстр, который это сделал, сейчас где-то снаружи.
-Продавец!
-Чёрт, вторая дверь! - Одновременно со мной вспомнил главный, достал рацию. - Макс! Вызывай подкрепление. И сторожи дверь!... Макс?! Макс! - ответа не было. - Черт! Отходим!
-А эта? - второй указал на окрашенную в цвет стены дверь сбоку от кресла. Я как-то раньше её не замечал.
-Потом. Бежим!
Едва мы с главным перешагнули порог, железная дверь за нами захлопнулась.
-Леха? - крикнул он за дверь.
-Это не я! - крикнул второй с той стороны. - она сама. Видимо управляемая.
-Чёрт! Выбирайся оттуда!
Второй если и хотел ответить, то не успел. Раздались выстрелы. Два, три, четыре. И тишина.
-Сволочь! - крикнул в сердцах главный и мы выбежали на выход. В дверях он меня остановил.
-Беги в фургон и вызывай подкрепление. Если он один, то сейчас он здесь.
-А вы?
-А я буду мстить! На, может, пригодится. – Протянул он мне пистолет. - Уже снял с предохранителя. Осторожнее.
Оставив меня, он вбежал во вторую дверь. У меня в голове что-то замкнуло, и я остался в магазине. Достал из кармана мобильник. Встал лицом к обеим дверям и набрал номер.
-Ань!
-Да? Вы закончили?
-Нет! Они умудрились убить почти всех, но Вепрь тоже сдох. Остались только я и еще один. Наедине с продавцом.
-Уходи оттуда!
-Подожди. Мне кажется, я смогу его остано...
Холодное дуло уперлось сзади мне в шею.
-Остановить? Тут больше одного выхода. – Тихо произнес знакомый голос. Продавец. - брось пистолет и сделай три шага вперед.
Я повиновался. Глянул на его лицо. Оно было покрыто капельками пота. Видимо много бегал.
-А теперь включи громкий режим.
-Ты хотел сказать «остановить»? Что там у тебя? - спросила Аня.
-Ничего, всё нормально.
-Ничего, всё нормально! - повторил я шепот продавца.
-Хорошо. Лучше брось всё, и иди за магазин. Я сейчас приеду к черному ходу на своем черном ламборджини. - Она бросила трубку.
-Я мог бы много рассказать о том, как было интересно играть с тобой, но я в детстве тоже играл в детективы. Тебе будет достаточно того, что ты мне почти не помешал. Ну, прощай. Давно мечтал о богатой девушки со своей машиной.
Он спустил курок, и правое легкое порвала боль. Ушел. Я угасающим сознанием подумал о том, что у Ани нет черного ламборджини. А губы сами беззвучно шептали её имя:
-А...ня..

0

8

Заявка 2.
Рассказ по картинке и песне, по первым ассоциациям от них, которые в голову придут.
http://s46.radikal.ru/i113/1101/a9/bf9998d42c5ft.jpg
Falconer - "Substitutional World"
http://prostopleer.com/tracks/4522418wWK6

Предупреждение: рейтинг

Неземная любовь

Под неумолимым напором западного ветра тяжёлые грозовые облака рвались в клочья и отступали прочь с небосклона. Буря, что бесновалась всю ночь над побережьем Эдема, поверженным зверем рокотала где то за горным хребтом, а сквозь пелену облаков огненными стрелами лились яркие лучи далёкого Альдебарана, словно торжественный салют в честь нового дня над планетой вечного лета.
Свет заиграл разноцветной радугой в брызгах волн бурного океана и яркой искрой отразился от зеркальной поверхности флаера, что, серебряной птицей разорвав дымку на горизонте, на форсаже пронёсся над самой водой. Острый нос взрезал водяную гладь, подобно кинжалу, и машина исчезла в глубине, чтобы через мгновение свечой взвиться в необозримую высь под свист антигравов на максимальной мощности.
Перегрузка наполнила тело свинцовой тяжестью, в глазах потемнело, дух захватывает от скорости, с которой распахивается горизонт и облака несутся на встречу. Уверенное движение руки, и флаер закручивается штопором. Все аварийные системы на стекле шлема сигнализируют о вопиющем нарушении правил эксплуатации, но разве это важно, для рождённого летать? Есть только небо, только ветер, только свет прекраснейшей из звёзд, что дарит своё тепло всему живому на планете, щедро и безвозмездно.
Острый взгляд выхватывает какое то движение справа ещё до того, как зуммер начинает истошно вопить об опасности столкновения, и на расстоянии вытянутой руки проносится красная молния, закружив в вихре турбулентности. Быстро же она меня догнала. Едва успеваю выровнять машину в горизонтальном полёте, а её флаер уже идёт крыло в крыло, через фонарь кабины видны рыжие кудри и озорная улыбка.
- Ну что, пернатый, не запыхался? – звонкий голосок наполняет кабину, смех задорный, по детски чистый и откровенный. Восторг и капелька проказливости, вот такая она всегда, сколько её знаю.
- Я даже реактор не прогрел ещё. Догоняй! – и вдавливаю акселератор на полную, уходя в отрыв. Алиса не отстаёт, и на экране заднего обзора постоянно блестит красный силуэт её машины. Впереди блеск молний, пелена дождя, и мы несёмся сквозь шторм, рассекая бурю, подобно мифическим существам древности. Ветер швыряет флаер из стороны в сторону, двигатели переходят на рёв, прибавляя мощности, и вот уже грозовой фронт позади. В крутящемся вихре серебристая птицы вырывается на открытое чистое небо, зависнув в пустоте. Щелчок затворов кабины, и глоток свежего воздуха со вкусом озона. Кислорода на такой высоте мало, и сердце учащённо бьётся, разгоняя кровь. А может быть это адреналин от безумной гонки.
Снимаю шлем и оглядываюсь, ища спутницу. Тень падает сверху, и в сотне метров вижу её флаер, зависший прямо надо мной. Небесная хулиганка сидит на крыле, свесив ножки, как будто под ней нет бездонной пропасти и острых скал где то в невидимой дали.
- Поймай меня, если сможешь! – и девушка, раскинув руки, соскальзывает вниз. Ветер раздувает рыжие волосы, тоненькая фигурка в красном комбинезоне проносится мимо меня, и скрывается за фюзеляжем. Вот чертовка! Придётся прыгать следом.
Упругий воздух бьёт по лицу, выдавливая из глаз слёзы. И это я, кому эволюцией положено превозмогать ветер. А что говорить о девушке, которая в полусотне метров ниже летит, широко расставив руки и ноги, пытаясь планировать. Набираю скорость, неумолимо настигая, чуть-чуть подруливаю, и хватаю проказницу, от столкновения кружась волчком. Ветер силится разнять наши тела, раскидать в стороны, возмущаясь такому союзу. Белоснежная улыбка и зелёные глаза, что покорили меня с первого же момента, затягивают в свою глубину, блестя шаловливыми искорками. Эти землянки все немного сумасшедшие. На крылья давит двойная тяжесть, белоснежные перья трепещут под напором воздуха, но всё же торможу, напрягая мышцы. Кости болят от нагрузки, но награда за мои старания того стоит. Касание мягких горячих губ, воздушный поцелуй в прямом смысле этого слова. Алиса ловко обхватывает мои бёдра ногами, крепко держась, и открывая рукам простор для действия. Магнитная застёжка комбинезона под тонкими пальцами расходится от воротника до самого низа, обнажая бархатную кожу. То, к чему мы пришли за тысячу лет эволюции, она освоила менее чем за месяц наших свиданий, извлекая максимум удовольствия от по настоящему неземной любви. После нашего первого раза ока сказала, что браки заключаются на небесах. Для её народа это лишь поговорка, а для нас – реальность, прекрасная и неповторимая.
И мы кружимся в потоках свежего воздуха, лаская друг друга в безумной страсти, слившись воедино. Взмах крыла, ещё и ещё… и свет, в тысячу раз ярче Альдебарана, пронзает мозг, срывая с губ стон, и швыряя опустошённые тела в пропасть. Лишь инстинкты заставляют вновь расправить крылья, и уже над самыми верхушками деревьев перейти на планирование, крепко прижимая к себе любимую, что застыла без чувств. Всплеск моих гормонов колоссальный, и для её организма они подобны наркотику, хотя наш метаболизм практически одинаков. Всё таки они – наши далёкие родственники… земляне.
Девушка медленно приходит в себя, лёжа на мягкой сочной траве у журчащего потока, что стекает с гор. Альдебаран уже высушил капли дождя кругом, и теперь согревает нас своими ласковыми лучами. Рыжие волосы переплелись с зелёными стеблями и личико в обрамлении синих и розовых лепестков полецвета, по ангельски прекрасно. Мягкими перьями провожу по её коже, щекоча.
- Как же я буду без тебя, Камаэль? – в зелёных глазах, к тёплой нежности любви примешивается печаль скорого расставания.
Из за горизонта неторопливым гулом приплыл, смешавшись с далёким громом, звук могучих гравитационных двигателей и, сверкая посадочными огнями, небосклон пересёк гигантский диск корабля, идущего на посадку. «Пегас» прибыл точно по расписанию.
- Защитишь диплом, и прилетай. В эдемском институте ксенологии на кафедре тебе будут только рады, ты же знаешь, как там не хватает специалистов.
- Особенно близко знакомых с нефилимской анатомией, - пальчики девушки игриво пробежались по моей груди, спустившись ниже дозволенного приличиями.
- Именно таких, - я улыбнулся, перехватывая её руку и поднося к губам. – А значит через год мы вновь будем вместе.
- Год, это так долго, - девушка обиженно надула губки, хотя было непонятно, что её расстроило сильнее, продолжительность разлуки, или неудавшаяся попытка покушения на моё сокровенное, - Но в сравнении с вечностью, разве это не сущая мелочь?
- Конечно. Уже сто лет, как совместные усилия генетиков наших народов изъяли из генотипа человечества старость, а вы до сих пор не привыкли к бесконечности жизни. Мои родители так и не смогли понять этот феномен, считая его наследием культуры, хотя некоторые учёные склонны к более прагматическому подходу, ссылаясь на комплексы, передающиеся с воспитанием от старших поколений.
- Ой, только не надо за умничать. У меня впереди целый семестр и написание дипломной работы. Успею ещё мозги сломать о гранит науки. Проводишь меня до космодрома завтра? – Алиса поднялась, застёгивая комбинезон. Флаеры, конечно, на автопилоте вернулись в ангар, и до Эдема придётся идти пешком, так как лететь я, после такой нагрузки, был не в состоянии.
Впереди, ниже по ущелью, раскинулся прекрасный город, олицетворяя союз двух великих цивилизаций космоса: прекрасные в своём величии изящные шпили и купола нефилимов, и такие непривычные взгляду, противоестественные, и в тоже время завораживающие прямыми линиями и правильными геометрическими формами постройки землян, граничащие с доками и обширной посадочной площадкой для межзвёздных кораблей. А между ними, подобно тому, как мы сейчас шли, держась за руки, над пропастью различий нависла крепкая арка единства и дружбы, что скрепила два столь непохожих и, в тоже время, одинаковых народа вместе.
-------
14.02.2011

0

9

Заявка 3.
http://pics.qip.ru/small/2001fPi.jpg


Без названия.

Старинные часы в углу пробили три.
Привычный мрак потихоньку рассеялся - я зажег грязную свечу. Маленькое, играющее в сквозняке пламя, выхватило кусок комнаты, которая стала для меня всем за последнюю неделю: и домом, и работой - и, наверное, станет склепом. Но я не жалею об этом. Посветил на закрашенные черной краской стекла. Не сошла. Влад будет доволен.
Мы знакомы всего неделю, но я знаю, точно знаю, что именно он – моя судьба. Моя любовь. Мой смысл жизни. Я люблю в нем все. Хотя, когда-то бледные парни с черными волосами, с кучей металла на одежде пугали меня. И я считал их полными придурками. Но Влад не такой! Конечно, не такой!
Я окончательно обессилел от голода или просто от усталости. Прижался к стене. По спине побежали мурашки. А если сегодня он не придет? Если с ним что-то случилось? Я должен найти его! Но где?..
Старинные часы пробили четыре утра. Влад скоро придет. Я поплелся на кухню и открыл грязный холодильник. В который раз напомнил себе, что его надо бы почистить. Кровавые капли испачкали все полки. Раньше я наверняка сразу бы привел холодильник в порядок. Но не сейчас. Слишком устал.
Мои пальцы стали совсем похожи на паучьи. Сколько же я не ел? Еды в холодильнике совсем не было. На первой полке лежало что-то, отдаленно напоминающее мясо, но я не притронулся к свертку. Не стоит.
Я вздохнул и хлопнул дверцей холодильника. Почти не чувствовал холода, воцарившегося в комнате за последние несколько дней. На ватных ногах добрался до спальни. Оставив свечу на столе, открыл шкаф. Нужно как-то скоротать время, пока Влад не вернулся. Пальцы сами нащупали материалы, нитки и игольницу. С верхней полки  достал нож и ножницы. Иногда мне нужен нож для кройки. Влад показал, как им пользоваться, я быстро научился. Но к ножницам просто привык.
Холодное лезвие скользило по коже, вырезая прямоугольники. Пламя свечи изредка звездочкой загоралось на кончике иглы. Я с трудом заканчивал пиджак для Влада.
Я никогда не умел шить. У меня никогда даже носки заштопать правильно не получалось. Пуговицы, пришитые мной, всегда отрывались минут через десять после  того, как я крепил их к нужному месту. Но Влад изменил все. Он научил меня владеть собственными руками. К тому же теперь у меня была цель – я хотел сделать моему любимому подарок. Он сам мне говорил, что хочет кожаный пиджак. Он даже обеспечил меня всем для этого: и нитки принес, и шило, и ножницы, и материал. Сначала я был напуган, но не теперь. Я хочу, чтобы Влад наслаждался моим подарком.
Из стола я вытащил пену для бритья и бритву. Не хочу, чтобы эти противные волоски торчали из пиджака моего любимого! Аккуратным слоем пена легла на поверхность одежды Влада. И я начал водить по ней бритвой туда-сюда, стараясь не пропустить ни единого участка. Владу, конечно же, понравится.
Старинные часы ударили пять раз. Где-то в это время начинается рассвет. Начинался, по крайней мере. Я не видел солнца ровно неделю. Тогда я познакомился с Владом. Теперь он – мое солнце. Он все для меня.
Я пришел в зал и сел на диван. Именно здесь я всегда встречаю Влада. Мне кажется, есть что-то в этом такое животное – как щенок встречает хозяина у порога. Только я не щенок, но я всецело принадлежу Владу. Он мой повелитель, мой хозяин, моё всё.
Рука нащупала на подлокотнике что-то шершавое. Ах-да! Газета. Давно я там не появлялся. Ну и плевать, мне неинтересно писать для этой желтой газетенки. Мне не интересны оборотни-собаки, нафотошопленные привидения и раздутые из ничего тайны звезд. Ничего сверхъестественного не существует. Все это выдумки умалишенных. Хотя нет. Любовь – это сверхъестественное чувство. Об этом можно говорить много, но я никогда не думал, что ради нее можно забыть работу, родных, друзей, себя, в конце концов. Она пришла неожиданно и поглотила всего полностью.
Кажется, я встретил Влада в ночном клубе, в который меня послал редактор для сбора сплетен о вампирах. Недавно вышел какой-то шибко популярный молодежный фильм о них, и молодежь кинулась их везде искать и даже видеть. По городским легендам, рядом с клубом можно было познакомиться с вампиром. А я там познакомился с Владом.  И обрел настоящее счастье!
Повернулся ключ в дверной скважине. Мое сердце забилось сильнее. Вот сейчас откроется дверь, и я вновь увижу моего Влада: его черные волосы, манящие серые глаза, слегка острый нос, его белую-белую кожу.
Влад зашел не разуваясь. Я поспешил забрать пальто и передать ему в руки халат. Любимый одарил меня улыбкой. Он всегда был немногословен. Но мне это нравилось, хоть я и обожаю шумные компании… обожал.
-Как пиджак?
-Осталось только пришить карман на груди, - проговорил я, принимая из его рук пачку каких-то документов.
Влад любил читать газеты. Он всегда находился в курсе событий. Только я потерял счет времени. Но меня спасали часы на стене. Да и зачем мне время? Я хочу, чтобы все это длилось вечно.
Любимый прошел в спальню и вынес оттуда нож, которым я кроил кожу. Он редко улыбался, но сейчас огонек свечи, отвоевывавший пространство у мрака, выхватил легкую улыбку на его устах.
-Ты сегодня здорово потрудился, Майк, - с этими словами парень надрезал вены на своей руке лезвием ножа, - Сегодня ты поможешь мне в маленьком эксперименте.
Аромат тела Влада манил меня, и я припал губами к его запястьям. Холодная алая жидкость пролилась в мой рот, и по телу распространилась легкость. Будто и не было этих семи дней. Будто и не было долгих часов ожидания. Любовь – странная штука. Теперь я даже не чувствую голода.
Влад погладил меня по голове и проговорил:
-Я закончу пиджак сам. В награду за твои труды, я буду носить частичку тебя у прямо у своего сердца, - его пальцы передали кинжал в мои руки.
Я люблю Влада, и я хочу навечно оставаться с ним. Так я буду всегда с ним. Тело уже не подчинялось мне. Любимый смотрел в мои глаза и улыбался. Ноги стали выкручиваться. Никогда бы не подумал, что человеческое тело способно выдержать такое. Говорят, вампиры умеют заставлять делать людей и не такие вещи. Говорят, многие из них садисты. Говорят, из-за вечной жизни они сошли с ума.
Я прикоснулся лезвием к своему животу, и мгновение спустя, надавил на рукоятку. Кровь хлынула, а в глазах потемнело. Как же хорошо, что я стану частичкой кожаного пиджака для Влада. Как же хорошо, что мы никогда не расстанемся.
Старинные часы пробили восемь.

0

10

Заявка 4.
ПрОклятый, выбор: тихое угасание и/или изнурительная борьба

Без названия.

- Пишите, Рыжиков, пишите: тело обнаружено в подвале дома номер тридцать семь, по улице Ленина, в городе Красноармейске, Донецкой области.  - Надиктовывал протокол подполковник милиции Давид Адольфович Шпейер, размеренными шагами обходя изгаженное кровью и прочей мерзостью помещение. – Труп подвешен… или лучше повешен?
Он на минуту замолчал, подбирая формулировку поточнее.
Н-да… Такого в его богатой практике еще не было, хоть маньяков-душегубов за тридцать пять лет службы он повидал немало.
Зверски убитая девица – увы, давно не новое зрелище для офицера, однако при входе в злощастный подвал его замутило: от вязкого смрада требухи, от зрелища выпотрошенного тела, подвешенного на крючьях под низким потолком, а более всего – от заляпанного багрово-черной кровью букета белых роз, словно в насмешку оставленного преступником.
«Пристрелить бы тебя, гада, при задержании…» - мрачно подумал Давид Адольфович, покручивая седой ус.
Он еще раз прошел вдоль стены, тяжело опустился на деревянный топчан, откашлялся и продолжил диктовать:
- Труп неопознанного лица женского пола…
- Товарищ подполковник, тут кассета в магнитофоне! – перебил его вдруг приглушенный голос стажера, который практиковался в описании места проишествия самостоятельно и начал с темного угла у двери.
- Не трогай там ничего, изымем и в отделении разберемся, - предупредил старый милиционер, но не в меру любопытный парень уже нажал на «Play», и помещение заполнил неожиданно громкий неторопливый голос, от которого офицера пробрала дрожь…
   «Я еще не рассказывал тебе о нашем семейном проклятии? Нет? Самое время.
Все началось с моего деда… Бедный человек, столько испытал – рос в приюте, всю жизнь мечтал найти родных, да война помешала. Он тогда в Берлине остался – евреев истреблял, сражался за дело фюрера. Только начал настоящие подвиги совершать – Германия выбросила белый флаг…
Дед в тот день напился пьяным, ворвался в первый попавшийся дом, застрелил какого-то мужчину, изнасиловал женщину, прирезал орущего в люльке младенца – расстроился очень, переживал поражение. А та баба, умирая – как ты сейчас – его прокляла, его и весь его род до седьмого колена, чтоб их любимые погибали мучительно, страшно.
И он почему-то испугался, хотя уж наверное не впервой было такое слышать.
Решил искупить – не перед людьми, так перед Господом Богом, и  ушел в монастырь, надеялся больше невинных душ не губить, не сближаться ни с кем и не оставить потомков. Хотел судьбу обхитрить, но не получилось: дед еще в войну любил с пленными девками побаловаться, хоть устав, или что у них там было, и не велел с нестерилизованными. Вот и добаловался: одна еврейка в сорок пятом родила от него сына.
Если перестанешь пускать кровавые сопли и подумаешь немного – догадаешься, что она произвела на свет моего отца.
Ах нет бы ей удавиться, проклЯтой бабе, ведь от фашиста понесла – а она ребенка пожалела… Вот моя мать зарезалась, когда мне двух не было, а как по мне, надо бы года на три раньше. Ну, не о ней сейчас.
Папа, в отличае от деда, решил бороться с проклятьем, а не отсиживаться и милости господней выпрашивать. Впрочем, про деда отец ничего не знал, он его и не видел никогда. Это я уже постарался, отыскал старика, разговорил, выяснил все до мелочей.
Мой родитель себя всю жизнь считал безгрешным страдальцем, невинным мученником. Маму очень любил… А она возьми да и свались как-то по осени в зерносушилку. В закрытом гробу хоронили...
Ах ты черт, что ж тебя рвет-то все время, милая? На вот нашатыря, глотни. Вернулась ясность мысли? Тогда слушай дальше.
Папа долго жил один, сбегал из приютов, сторонился людей. Верно, чувствовал Давид Адольфович, что от того только хуже будет, потому и не любил никого.
А в семидесятом познакомился с моей мамой, и тут-то проклятье о себе напомнило. Отец, конечно, ни о чем таком не думал – винил сиротскую долю,  судьбу-злодейку, и все в этом роде. А потом, когда на молодую жену в семьдесят первом по три раза в месяц бандиты нападали, пошел работать в милицию. Трудно было без образования, но как-то крутился, Школу милиции закончил. Сейчас, наверное, до генерала дослужился, а может, так подполковником и остался – этого не знаю, я его не видел уж лет семь.
За жизнь моей мамы сражался, как зверь; однажды одному против шестерых пришлось стать, и всех, по его словам, он одолел.
Когда забирал нас с ней из роддома, едва не попал в аварию – чуть спаслись, а вечером того же дня в дом залез грабитель и сильно порезал маме лицо. Отец его зарубил топором, и все потом мучался, как бы кто не узнал. Мне он это рассказал, когда в восемдесят седьмом у меня на глазах мою первую любовь, Мариночку, трамвай переехал – видно, тогда уж до папы дошло, что семью будто прокляли.
Сплюнь кровушку, родная, сплюнь. Это ничего, что желчь идет, ничего, скоро уже все. 
Так вот и вышло, что я – третье поколение проклятого рода. Знала бы ты, как это страшно… И выбора нет – дед сдался, отец боролся, жилы рвал – но не сберег родных, ни жену, ни мать. А мне что же остается? Судьбу не обманешь.
Знаешь, какой я нашел выход? Все просто, любимая – раз уж тебе и так погибать, я лучше сам тебя убью, так вернее...
Милая?.. Ты… Да ты не дышишь уже…»
Сухо щелкнула кнопка проигрывателя, и наступила звенящая тишина.
Подполковник медленно поднялся с топчана и молча вышел, провожаемый ошарашенными взглядами.
Через минуту во дворе прогремел выстрел.

0

11

Заявка 5.
http://pics.qip.ru/small/1001fPJ.jpg

Предупреждение: намёки на рейтинг, инцест.

Победа не требует оправданий, а поражение их не признаёт.

Только никогда, мой брат-чародей, ты не найдешь себе королеву,
А я не найду себе короля.

И чтоб забыть, что кровь моя здесь холоднее льда,
Прошу тебя - налей еще вина;
Смотри - на дне мерцает прощальная звезда;
Я осушу бокал до дна...
И с легким сердцем - по Дороге Сна...
"Дорога сна" (с) Мельница

Солнце уже было не видно за линией леса и трудно было сказать сколько осталось до наступления ночи, но небо уже окрасилось в малиновый, как разбавленная кровь, цвет. Хотя статный рыцарь, в белоснежных доспехах, сравнил бы его скорее с цветом молодого вина. Всё-таки он не был так кровожаден, как его противница, божественной красоты ведьма, сидящая в дорогом платье прямо на земле. Такому пренебрежению к роскошной одежде  было крайне простое объяснение в виде  длинного меча, направленного в её сторону.
- И не стыдно? Ты даже не потрудился слезть с коня, - в голосе девушки звучала такая искренняя обида, что плохо с ней знакомый человек непременно купился бы, сгубив этим свою жизнь. Но чёрноволосый рыцарь не был ни благородным идиотом, ни неопытным юнцом, чтобы попасться в такую очевидную ловушку.
- Нет. Ничуть. А тебе не стыдно пытаться мной манипулировать даже в таком положении, сестра? – мужчина в долгу не остался и добавил в голос ехидства и насмешки, показывая, что словесный удар не достиг цели, так же как и магический до этого. – Ты проиграла.
- А должно быть? – ведьма наивно округлила глаза, выражая таким образом верх непонимания. – Скажи ещё, что тебе не нравится! У тебя же всё-равно нет достойных противников кроме меня. А побеждать тебе нравится, но только достойных, хоть ты и никогда не сознаешься в этом открыто.
- Хватит оправдываться, твоего поражения это не изменит. Вставай, и пойдём домой.
- А если я не могу? Если я ногу подвернула? – девушка закусила идеально очерченную якро-красной помадой губу, явно не оставив своих попыток в продолжении дуэли.
- То тогда я поеду один, - равнодушно заметил рыцарь, убирая меч в ножны и разворачивая за поводья коня.
- Ох и язва ты, братец, - волшебница вздохнула и поднялась.  – Ну ничего, в следующем сражении я возьму реванш.
- Черти портал молча, сделай одолжение, - мужчина спрыгнул с коня, потрепал его по шее и за поводья подвёл к синеватому кругу, который небрежными пассами зажгла ведьма.
В замке их уже ждали. Коня расторопные слуги сразу увели в конюшню, стоило лорду небрежно отдать поводья, а у госпожи тут же поинтересовались, когда подавать ужин.
- Накрывайте что есть, - безразлично ответила волшебница, проходя мимо дворецкого. – Главное вина побольше подайте.
- Спиваешься, сестрица, - с усмешкой заметил мужчина, догоняя девушку.
От недавней ярости сражения не осталось и намёков. Впрочем, для этой парочки такая ситуация была обыденной. Хотя бы потому, что они были бессмертными. Чародей, избравший дорогу рыцаря, так как это было то, в чём он был менее всего силён, и ведьма, красотой способная затмить любую, а силой магии укрощавшая драконов. Они стояли выше других, не на ступеньку, а на целую дюжину. Им не было равных среди смертных. И они ненавидели друг друга за это.
***
- Не спиваюсь. Я просто не могу этого сделать, так же как и ты, - продолжая прерванный разговор, волшебница осушила очередной фужер с вином и, не отставляя его, наполнила ещё раз. Они сидели вдвоём в огромном зале. Только он и она. Никаких слуг, никаких лишних ушей и глаз. Только чёрный рыцарь и ведьма. – И тебе советую выпить. Смотри, уже взошла луна.
Девушка повернула голову к окну, вздохнула, наблюдая как бледно-жёлтый диск скрывается за рваными кляксами серых облаков. Полнолуние. Завтра начнётся новый месяц и новое противостояние. Но пока ещё есть несколько часов.
- Не хмурься, брат. Тебе это не идёт.
- Ты так активно пытаешься меня сегодня споить, как будто ты подмешала в вино яду и хочешь приписать себе за счёт этого маленькую победу, - мужчина наконец сдался и тоже отпил вина. Первый фужер за всю ночь. На губах ведьмы заиграла улыбка, которую она даже не потрудилась скрыть.
- Зачем же? Это было бы слишком глупо и неинтересно. Хотя сотню лет назад я подумывала о таком примитивном варианте.
- Тогда что? Кинжал в сердце, пока я буду крепко спать от хмеля?  Или что-то более зрелищное, например, перерезанное горло к утру? – второй фужер пошёл охотнее и легче. То ли рыцарь принял чужие правила, то ли ему просто надоело ждать удара.
- Фи… не люблю так часто повторяться, ты же знаешь, - девушка встала, обошла стол, присела на его краешек сбоку.
- Ммм… разрыв-трава? Гром-камень? Серебристая пыльца?
Волшебница рассмеялась, чуть откинув голову назад и обнажая шею. Взгляд рыцаря невольно упал на вырез платья, в котором было видно, как двигается от смеха полная грудь девушки. Отвести взгляд оказалось тяжело, но мужчина справился, посмотрел прямо в синие глаза ведьмы, но она не остановилась на достигнутом, наклонилась к брату, взяла графин с вином и долила вина в фужер до самых краёв.
- Пей, не будь таким серьёзным, брат.
О том, что началось новое сражение, мужчина понял, только пропустив первый удар. Это было неожиданно и фактически бесчестно, но жаловаться было не на что. В своих поединках сестра использовала самые подлые и неожиданные приёмы, которые ей удавалось придумать, чтобы удивить своего брата и заставить его хоть немного проявить интерес и развеяться. Раньше он никогда не задумывался почему она так делала, но теперь неожиданно стал прозревать.
- Что ты делаешь? – голос рыцаря стал чуть хриплым и он чересчур поспешно сделал ещё глоток вина, чтобы промочить разом пересохшее горло.
- Я? Я всего лишь тебя побеждаю, - мурлыкнула девушка, плавно садясь на колени мужчины, лицом к нему, упираясь коленями по обе стороны от его ног, обняла руками за шею, томно прикрыла глаза, облизнула язычком губы, добавляя им соблазнительного блеска. – И уверяю тебя, в этот раз ты захочешь быть побеждённым.
- Не оправдывайся. Победителям это не нужно, - негромко сказал мужчина, отставляя фужер и обнимая за талию свою ведьму, прижимая к себе, порывисто, страстно.
Волшебница смеялась, негромко, счастливо как ребёнок. Смеялась, пока мужчина не усадил её на стол, сметя с него предварительно посуду прямо на пол. А затем, лишь лукаво улыбалась, позволяя буквально рвать на себе платье и ласкать идеальное тело…
***
Это было то, чего им обоим не хватало и то, на что они много веков не могли решиться, потому что хоть и знали, что никого другого им не найти, но не смирялись, раз за разом продолжая бессмысленные поиски и сражения. Не с собой, нет… со стервой судьбой, сыгравшей с ними такую жестокую шутку.

0

12

Заявка 6.
Борьба с попсой в наглядной ситуации.

Без названия

Иванов Лев Григорьевич, особо уполномоченный по культуре и просвещению в городе Энске, накинул толстую шинель на плечи поверх тельняшки и зябко поёжился. Ноябрь в этом году выдался на редкость холодным, чего нельзя было сказать о положении дел в молодой республике, охваченной пожаром революции и терзаемой со всех сторон интервенцией. Новости приходили редко и часто были противоречивы, подобно сплетням, пересказываемым старушками на лавочках у подъезда, но всегда одинаково тревожны, а потому огласке не подлежали. А работать было нужно не смотря ни на что, потому что даже от малого здесь, зависела большая победа всей страны, всего народа. Жаркий и кровавый семнадцатый год.
В старой чугунной печке, поставленной в углу классной комнаты, деловито потрескивало пламя, худо-бедно согревая помещение и людей, которые уже вторые сутки не смыкали глаз. Бывший учительский стол был завален бумагами, а из консервной банки, приспособленной вместо пепельницы, к потолку тянулась сизая струйка дыма. За окнами давно стемнело, но расходиться ни кто не спешил. Слева от Иванова за столом сидел пожилой комиссар Переверсин, только вчера прибывший из новой столицы вместе с секретным декретом правительства. Честно говоря, текст его ни кого из партячейки Энска не удивил, потому как уже давно этот вопрос требовал решения, но теперь настало время навести порядок любыми методами. Переверсин сразу по прибытию развил столь активную деятельность, что уже многие недовольно переговаривались за его спиной, но были и такие, кого его энтузиазм мгновенно заражал и побуждал работать с удвоенной энергией. Один из них, руководитель городской молодёжной бригады, Александр Смешнин, которого даже при всём уважении к должности, мало кто называл иначе, как Сашей, сейчас широкими шагами мерил комнату между сдвинутых к стенам парт. Длинные волосы, обычно стянутые на затылке кожаным шнуром, сейчас растрепались, и немытыми космами небрежно были откинуты на спину. Юноша был эмоционален, и крайне взволнован, но старался держать себя в руках перед глазами старших товарищей, что давалось ему нелегко, но уже сейчас Иванов видел в нём будущего лидера и талантливого человека.
- Николай Васильевич, у вас ещё остались папиросы, а то моя пачка, признаться, уже полностью опустела? – Лев отложил стопку мелко исписанных бумаг в сторону, на грязную клавиатуру старенького компьютера, и, с сожалением захлопнул портсигар.
Комиссар, не глядя, протянул ему мятую коробочку с куревом. Спички у Иванова были, и он с наслаждением затянулся, смакуя крепкий табачный дым. Его товарищ по прежнему не отрывал взгляда от фотографий и приколотых к ним бумажек с пояснениями. Лица на них были всем знакомы одинаково хорошо.
- Я ребят попрошу, они мигом в город слетают за сигаретами, - вскинулся Александр, но Лев отрицательно замотал головой, осторожно стряхивая пепел в банку.
- Нет, нет, Саша, не стоит беспокоиться. Мы уже заканчиваем на сегодня, и сами в городе раздобудем. А ты пока садись, не протирай пол зря ногами.
Разумеется, последнее предложение юноша не расслышал, и вновь принялся шагать вдоль ряда парт. Неожиданно его внимание привлекло что-то на одном из столов. Он провёл рукой по его исписанной шариковой ручкой, поверхности, и по лицу скользнула улыбка.
- А ведь это моя парта, товарищи. Вот здесь я и сидел десять лет. В этом самом классе, пока школы не закрыли из за нехватки денег в бюджете. И надпись моя ещё сохранилась, «Цой жив». Вы только подумайте, как быстро бежит время!
Иванов тоже улыбнулся в бороду, да и комиссар, по-прежнему мрачный и деловой, бросил короткий взгляд на молодого коллегу и в глазах что то потеплело на мгновение. Но у них был иной повод, для них время уже было иным, после полувека тяжёлой жизни, и сама жизнь уже была другой.
- От нас теперь зависит, как скоро сюда вновь придут дети и учительница начнёт урок.
В дверь постучали, и широкоплечий солдат в чёрном танковом берете заглянул в комнату – Товарищ комиссар, привели ещё одного задержанного. К вам его сразу, или пока пусть внизу посидит?
Переверсин облокотился на стол, повернувшись к вошедшему, и вопросительно посмотрел на него. Солдат сразу пояснил: - Ну, того, что с поезда сняли на вокзале.
- Ах, этого. Да, да, конечно. Ведите, мы с ним поговорим.
Солдат исчез за дверью, лишь тяжёлые шаги отмечали, как он спешно удаляется по коридору. Александр спохватился, и, застегнув кожаную куртку чёрного цвета, занял своё место справа от Иванова. Комиссар протянул ему лист бумаги, но прочитать её юноша не успел, так как в коридоре вновь раздались шаги, и в открытую дверь весьма бесцеремонно был водворён новый посетитель. Судя по всему, хорошим пинком солдаты не ограничились, и левый глаз у него понемногу начинал заплывать синяком.
Мужчина неопределённого возраста, очевидно, привыкший следить за собой, но сейчас пребывающий в полнейшем расстройстве как внешне, так и душевно. Мышиного цвета блузка из шёлка с оторванным рукавом не способствовала теплу, но дрожал он явно не от холода.
- Здравствуйте, гражданин Филиппов. А так же, - Переверсин внимательно прочитал по бумажке, - Попандопулус, Золотов и, хм… Хреначук Матвей Афанасьевич. Что же это у вас так нехорошо получается, мы вас ищем, а вы изволили инкогнито на поезд до Будапешта сесть и даже ни кого не известили о своём отбытии. Люди по морозу бегают, ночью не спят. Уважать надо чужой труд. Да вы садитесь, садитесь. Не стесняйтесь.
Перед учительским столом одиноко стояла табуретка.
- Я протестую! Вы не имеете права так со мной обращаться, я мировая знаменитость, и у меня гастроли по всей Европе, и вы своим произволом срываете мне концертную программу! – Филиппов немного заикался, очевидно понимая, сколь глупо сейчас выглядит, - Позвоните моему адвокату, он всё подтвердит.
- Непременно позвоним, - успокоил его Иванов, делая затяжку и выдыхая густой дым, - когда телефонная связь в стране начнёт работать. Вы же знаете, что после национализации компаний сотовых операторов, контрреволюционные элементы вывели из строя многие узлы связи. Виновные наказаны, но оборудование это не исправит. А пока мы тут обходимся дедовскими методами. Но вы не волнуйтесь, вашего адвоката, Карла Весерионовича Абина тоже ищут, но уже более высоко стоящие органы.
Задержанный смутился и замолчал, скорчившись на табуретке, а комиссар продолжал:
- Итак, вы утверждаете, что ваша поездка связана с гастролями. Кстати, в недружественной нам стране, до сих пор не признавшей легитимность законного народного правительства. Однако, должен отметить, что большинство культурных работников деньги привозят с гастролей, а не наоборот. У вас же при задержании был изъят дипломат с весьма значительной суммой валюты, что, честно говоря, несколько озадачило как меня, так и моих коллег – Переверсин кивком головы отметил присутствующих рядом с собой товарищей. Александр воспринял это как сигнал к действию, и с яростью ринулся в атаку, привстав над столом и подавшись вперёд.
- И этого ещё мало!- выпалил он с жаром, - Мы точно знаем, что в течении последних десяти лет на ваши счета в иностранных банках регулярно переводились крупные денежные суммы. Всё эти деньги вы, как и подобные вам, бессовестно вытянули из карманов обнищавшего народа, а теперь думаете, что сможете припеваючи жить на тёплых берегах южного моря? Ошибаетесь, гражданин Филиппов, или, правильнее сказать, Хреначук. Очень сильно ошибаетесь.
- Не торопитесь, Александр. – Иванов положил на плечо юноши широкую ладонь, заставляя сесть обратно, - хищения в особо крупных размерах национального достояния не входит в нашу компетенцию, мы здесь лишь для осуждения культурной работы гражданина Филиппова.
- Я певец, я всю жизнь отдал эстраде. Моя музыка звучит по всей стране, а мой голос записан на миллионах дисках…
- Да, да, конечно. А процент с продаж каждого этого диска вы получали в собственный карман без налогообложения, и в сговоре с преступным правительством узаконили жестокие меры наказания за любое копирование этой музыки, при этом даже музыкой это назвать нельзя, а лишь пропаганда паразитического строя! Вы, и вам подобные, в ответе за то, что стало с нашей Родиной! – Саша вновь вскипел, и сейчас Лев как никогда мог его понять. Всё, что сейчас говорил этот юноша, произошло у него на глазах, и всему этому он был свидетелем.
- Кстати, о песнях. Вот, показания ассистента звукорежиссера с последних ваших концертов в пяти городах страны. Согласно им, вы, несмотря на запрет, по-прежнему используете имитационную аппаратуру, заменяющую ваш собственный голос на сцене. А это серьёзное нарушение, более того, это неуважение к партии и правительству республики. Фонограмма порочит искусство и развращает культуру.
- Сами песни его уже развращают культуру, их тексты есть суть контрреволюционная пропаганда! – Александр всё же понемногу остыл и хотя бы внешне постарался успокоиться, но ярость всё ещё клокотала в его молодой горячей душе.
- Вы что-то можете сказать в своё оправдание, гражданин Филиппов? – комиссар пристально взглянул на осунувшегося и затравленно озирающегося человека, словно уже видел его на мушке прицела своего ТТ. – Очевидно, что сказать в вашем случае уже нечего. Эй, за дверью! – В комнату опять просунулся давешний солдат с «калашом» в руке. – Уведите заключённого.
Коротким росчерком ручки, Переверсин подписал бумагу и передал её Иванову. Лев Григорьевич прочитал сухие и короткие строчки, аккуратно поставив внизу своё имя. Саша не стал даже читать, быстро и размашисто выведя собственные инициалы. Ещё одно дело было закрыто.
Торопливыми шагами тройка товарищей пересекла школьный двор, приветливо кивая здоровающимся солдатам из караула. У ворот уже ждал микроавтобус. Иванов задержался, нужно было отдать распоряжения сержанту насчёт завтрашнего дня и как то решить с полевой кухней, которую до сих пор не довезли, а кормить гарнизон было нужно. Солдаты шутили, передавая друг другу банки с тушёнкой, которые тут же разогревали на костре и, обжигаясь, уплетали вместе со свежим ржаным хлебом из города.
Неожиданно кто-то окликнул его, со стороны школьного спортзала. Пришлось возвращаться.
На холодных матах рядком сидело пять девчонок лет семнадцати, которых Лев Григорьевич не узнал сразу же сейчас без косметики и с растрёпанными причёсками, ещё несущими следы укладок и завивок, хотя уже видел их на сцене неоднократно. Они жались друг к дружке и испуганно косились на охранников. Пожилой учитель труда, что ещё остался в школе, приглядывая за зданием, который и позвал Иванова, указал на них.
- Товарищ, а что с этими кралями делать? Не оставлять же их тут на ночь с солдатнёй.
Девочки при этих словах дружно пискнули. Большего от них явно было не добиться.
- Кто такие, почему не доложили? – Лев уже начинал мёрзнуть, а девушки в маячках на босу грудь вызывали скорее раздражение, чем интерес.
- Так это солистки, что с певцом были. Вон их продюсер здесь же. Он права попытался качать, а потом деньги ребятам предлагал чтобы его отпустили. Девчонок своих  им обещал оставить. Так его ногами отработали так, что до сих пор не оклемался.
У стены прижавшись к холодной батарее, лежало тело мужчины, но сказать жив он или уже отошёл, было трудно. Иванов поскрёб бороду, как обычно делал в сложных ситуациях, но решение принял быстро, повернувшись к сопровождавшему его сержанту.
- Вот что, хлопец, сажай этих дивчин в ваш фургон, и поехали на вокзал. Проследим, чтобы все взяли билет до дома и линяли обратно, к маме в деревню. Пусть коров учатся доить. Деньги возьмёшь вон у того типа, если вы ещё сами его не обчистили. Если да, то скинетесь всей ротой. Не убудет с вас. У самих, поди, девки да сёстры есть.
- А с этим что делать прикажете? – Сержант бесцеремонно пнул продюсера ногой в тяжелом армейском ботинке, вызвав глухой стон, - Жив ещё, гнида.
- Мне вас учить, как с контрой обращаться? Не забудьте потом где ни будь подальше закопать. Здесь скоро вновь откроется школа, и вновь, после долгих лет, появятся дети. Негоже им знать, от чего мы их будущее очистили.

0

13

Заявка 7.
http://prostopleer.com/tracks/1040685Xksk

Свернутый текст

Turn around, I can smell what you don't see
Close your eyes ... it's so clear
Here's the mirror, behind there is a screen
On both ways you can get in

Don't think twice before you listen to your heart
Follow the trace for a new start

What you need and everything you'll feel
Is just a question of the deal
In the eye of storm you'll see a lonely dove
The experience of survival is the key
To the gravity of love

The path of excess leads to
The tower of Wisdom
The path of excess leads to
The tower of Wisdom

Try to think about it ...
That's the chance to live your life
And discover what it is,
What's the gravity of love

Look around just people, can you hear their voice
Find the one who'll guide you to the limits of your choice

But if you're in the eye of storm
Just think of the lonely dove
The experience of survival is the key
To the gravity of love, love.

Оглянись вокруг и почуй то, чего не видишь,
Закрой глаза... всё так очевидно:
Вот зеркало, а за ним экран -
Ты можешь попасть внутрь с обеих сторон...

Не раздумывая, слушай своё сердце -
Иди на его зов к новому началу...

То, что тебе нужно, и всё, что ты почувствуешь,
Лишь вопрос количества.
В самом центре грозы ты увидишь одинокого голубя.
Опыт выживания - это ключ
К важности любви...

Путь излишеств ведёт
К башне мудрости.
Путь излишеств ведёт
К башне мудрости.

Попытайся подумать об этом.
Это шанс жить своей жизнью
И понять, что это такое,
В чём важность любви?..

Оглянись - вокруг обычные люди, ты слышишь их голоса?
Найди того, кто станет твоим советчиком в выборе.

Но если ты в центре урагана,
Просто подумай об одиноком голубе...
Опыт выживания - это ключ
К важности любви, любви...
|Текст песни (англ, рус)

Буря.

Холодные, потрескавшиеся губы коснулись тяжёлого камня. Небо закрыло серой пеленой с фиолетовыми переливами, и фиолетовый дождь отчеканил на дне души глубокие впадины. Бушевала буря. Я встал, хотя больше не было сил. Я запел, хотя уже давно разорвал грудь, вдыхая ледяной ветер. Я метался от льда к камню, зашёл так далеко, как смог. Я смог сделать то – чего не мог. Я смог совершить то – чего не мог. Я – почти Божество. Но почему так тоскливо? Даже здесь… даже целуя холодный камень у твоих ног, я всё равно оказался ниже. Так ли мне суждено слечь – здесь, на тяжёлых плитах, голый, забитый, безвольный? Я встал, но только ты, всё равно, сложила меня на колени.
   Почему я не могу стоять с тобой на равных? Почему буря играет там, наверху, а не обволакивает мои ступни? Я совершил всё, что мог совершить. Разве я поступил неверно? Мне стоило умереть тогда? Ответь, мне стоило умереть? Стоило? Тогда зачем весь этот театр? Вытирай об меня ноги, кидай меня в грязь. Мне уже всё равно. Знаешь, ты не должна знать ни меня, ни себя в такую бурю. Ты должна спасаться, потому что Бог немилосерден к тебе. И всё равно, что этот Бог – не я. Буря нынче обволакивает чужие ноги, но знай – я всё равно чувствую себя с ним на равных. Я смог то, чего не может даже он!
   Подумай только, пару часов для грозы – сущий пустяк. Аромат грома уже пронизал всё вокруг. Ты не замечала это раньше? Терпкий гул, разнесённый по земле буйным Божеством. Бог, наверное, хохочет над теми букашками, которые разбегаются в страхе от одного вида надвигающихся фиолетовых облаков. И его, наверняка, повергает в изумление моё безмолвие. Беги, чего стоишь? Гроза всё сильнее и сильнее, терпеть вечно нельзя. Дождь выбьет камень из-под ног, каким бы тяжёлым он ни был. Знаешь, а я останусь тут, на коленях. Я прожил так жизнь и теперь, поднявшись к вершинам мудрости, я понимаю – зачем нужно так жить. И что над всем этим витает. Зачем – буря слезливым букашкам. Если прислушаешься – единый тон, хоровое пение. Гроза не разит. Она льётся, как дождинки, заполняя выдолбленные впадины чистой энергией.
   Почему же я ниже? Мои амбиции… моя воля… Я знаю этому цену. Метясь от грозы к дому, ты начинаешь всё понимать. Когда сидишь на полу захламлённой хибары – тоже слышишь небесный хор. Но ты его – чувствуешь, когда бежишь прямиком к нему. Но плата высока. Но ты не задаёшь вопроса – какова. А я молчу. Моё безмолвие должно и тебя поразить. Мне так много сказать… но нужно – всего ничего.
   Слышишь мой трепет? Я слышу твой. Несмотря на дождь и гром, несмотря на бурю и ветер. В конце концов, я ведь знаю, что ты здесь. Это очень важно для меня. Я умоляю тебя – беги. Беги, пока ещё есть возможность не покориться неизбежному. У тебя ещё есть выбор. У тебя ещё есть шанс. У меня – нет. Я – всё решил. Я – сумел. Мне больше нет смысла себя проверять. Но ты всё стоишь. Смотришь в мои холодные, потрескавшиеся глаза и молчишь. Безмолвна. Как и я.
- Беги. – сказал я наконец. А что – слова? Слова, как гром. Нет, слова хуже грома. Они гремят и пострашнее и сверкают не фиолетовым, а красным. Оглянись. Вокруг тебя всё – слова. Но - что разговор о высшем? Ты вглядываешься в безликую толпу. Если все говорят – значит, там есть я? Если все говорят – там есть ты? Я думаю, нужен переводчик. Он будет вращать словами и говорить мне – кто именно ты. Ты ведь говорила до этого? И в безликой массе нет другого пути. Переводчик просто необходим.
   Мы оставляем за кадром то, что кроется в самой буре. И почему мы стоим, опираясь на тяжёлый камень, который сгибается под тяжестью дождя. Я поднимаю свой сухой взгляд и вижу два солнца. Они разят меня свирепее молний. Они разят меня сильнее слов. Подниму руку – она сгорит. Поднимусь сам, сгорю я. И ты думаешь, это меня останавливает? Я пережил грозу, я пережил страх, я пережил гордость. Я – понял. Пожалуйста… беги…
   Мы не сбежим. Я уже чувствую дрожь под ногами. Но я чувствую и то, что обволакивает всё. Но главное – я чувствую тебя. И слышу твой трепет. И слышу свой. Мы оба через это прошли. Мы оба выше Бога. Я, вдруг, неожиданно понял, что ты смотришь на меня так же, как я на тебя. И ты целуешь камень потрескавшимися губами, замерзающими на буйном ветре. И это понимание – выше, намного выше, чем быть над Богом. Я бросился к тебе, я оберегал тебя. Но ты не возжелала оберегаться. Ты бросилась ко мне. Я сказал – ты молчала. Даже не дёрнулась. Даже не скользнула взглядом по бушующему горизонту. Я уверен – ты тоже слышишь этот хор. Я целую тебя. Я обнимаю тебя. Теперь я чувствую трепет. Ты ведь тоже закрываешь глаза.
- Беги… - последняя попытка, утопающая не в поцелуе. Утопающая в самом чистом чувстве, стоящем над всем. Я знаю – не убежишь. Ни за что на свете. Это букашки смотрят на бурю со страхами и считают одинокого голубя, парящего в самой гуще сверкающей смерти, глупцом. Мы с тобой знаем – почему он там. Мы теперь знаем, зачем ему буря.

0

14

Заявка 8.
"Где мои крылья"? (Первая мысль после пробуждения)

Крылья

Проснувшись, она медленно открыла глаза и привычно коснулась рукой ключиц.
«Где мои Крылья?»
Пальцы сжались в кулак. Подвески не было.
Девушка резко соскочила с дивана и сдернула с него покрывало, под которым спала. Крыльев нигде не было видно. На всякий случай она пошарила под подушкой, но нашла там лишь сотовый телефон. Отложив его в сторону, девушка продолжила поиски по всей квартире, уже не ограничиваясь диваном.
Эта подвеска была чертовски важна для нее. Хотя бы из-за воспоминаний, что были с ней связаны.
Девушка прикусила губу. Она уже поискала везде, где только можно, но так ничего и не нашла. Значит, крылья потерялись где-то вне дома. И это случилось вчера. Девушка замерла посреди комнаты, наморщив лоб, пытаясь вспомнить, где вчера была. Получалось плохо. Все-таки она была слишком рассеянной.
«Не использовать ли возможность «звонок другу»?».
Девушка слабо улыбнулась, шагнув к тумбочке, взяла с нее сотовый и набрала номер.
- Алло, - раздался томный с придыханием голосок в трубке.
- Привет. Это Алина.
- Ах, это ты…
Собеседница сразу перестала жеманничать, и интонация ее голоса стала просто сонной.
- Послушай, можешь напомнить, куда я вчера ходила? – с надеждой поинтересовалась Алина.
- Мы с тобой вчера искали мне свитер в торговом центре... – в трубке зевнули.
«Ну точно, поэтому я и забыла. Слишком скучно было».
- А потом?
- Потом пошли по домам. Ходила ли ты еще куда-то, я не знаю. А что что-то случилось?..
- Я Крылья где-то потеряла.
- Да ты что?! – собеседница аж проснулась от такой новости. – Потеряла свою побрякушку, доставшуюся тебе от бабушки, над которой ты тряслась столько лет?! Ну даешь, подруга.
- Пока мы свитер искали, Крылья были еще на мне?
- Насколько я помню, да. Вспоминай, что делала по дороге домой.
- Этим и занимаюсь…
- Эх ты, рассеянная с улицы Бассейной. Ой, мне с подработки звонят. Удачи в поисках.
Связь прервалась, но Алина в глубокой задумчивости продолжила держать телефонную трубку возле уха. Потом опомнилась и положила его обратно на тумбочку.
Без Крыльев было плохо. Они ведь еще служили ей оберегом. Защищали, помогали, вдохновляли. Конечно, девушка понимала, что, возможно, просто придумала все это, но верить выдумке ей никто не запрещал.
Еще немного посетовав на свою забывчивость, Алина принялась одеваться. А то как встала, так и бегала в пижаме по всей квартире. В желудке голодно заурчало, и она вздохнула. Выход на улицу откладывался на неопределенное время. Поесть все же надо было. А то вдруг сил на поиски не хватит?

На улице было морозно и ясно. Немногочисленные прохожие напоминали огнедышащих драконов из-за клубов пара, в который превращалось их дыхание. Алина тихонько выдохнула через шарф и осталась довольна. У нее клубы получились не хуже, чем у других. Немного приободрившись из-за этого факта, девушка медленно пошла по улице в сторону центра, внимательно глядя под ноги. Во-первых, чтобы найти подвеску, ну, и чтобы не упасть. Тротуар во многих местах был покрыт коварным ледком, который настолько крепко вцепился в асфальт, что отодрать его могла только теплая погода. Куда уж там дворникам. На нем можно было запросто поскользнуться и, упав, что-нибудь серьезно себе сломать. Случаи уже были. Так что Алине следовало быть очень осторожной.
Крыльев пока нигде не было видно, но девушка не теряла надежды отыскать их и продолжала усердно смотреть по сторонам. Наверное, это был первый раз, когда она уделяла такое пристальное внимание окружающей обстановке. Алина всегда была будто немного не тут. Будто парила где-то. А сейчас ей приходилось идти по земле.
Алина почти добрела до торгового центра, но так ничего и не нашла. Это удручало.
- Что грустим, девушка?
В другой ситуации Алина бы просто проигнорировала мужика, обратившегося к ней на улице. Мало ли кто прицепиться решил? Но не сегодня.
- Крылья потеряла, вот и грущу, - честно ответила она, с любопытством ожидая, как незнакомец на это отреагирует.
- Крылья?! – тот картинно округлил глаза, а потом неожиданно по-доброму усмехнулся. – Как же ты так?
- Сама не знаю, просто взяли и пропали в один момент. И где искать, не представляю.
- Может они решили, что больше они тебе не нужны?
- Но они нужны! Я не знаю, как теперь обходиться без них!
- Падать больно, но у тебя все равно не получилось бы летать вечно.
- Вы говорите странные вещи…
- Не менее странные, чем ты, девочка. Зачем ты ищешь крылья, если они остались при тебе?
- Как это?
Алина изумленно моргнула, на миг ощутив привычную тяжесть подвески на шее. Но ее ведь не могло там быть!
- Крылья нельзя потерять. Даже если отрезать их, иллюзия присутствия все равно останется.
- Я запуталась. Причем тут отрезанные крылья?
- К слову пришлось. Насколько я могу судить, твои крылья остались при тебе. Просто они стали другими, а ты пока этого не поняла. Но думаю, ты скоро сообразишь, что к чему. Извини, мне пора идти.
Пока девушка растерянно смотрела на него, мужчина вежливо кивнул ей и пошел по улице, чуть сгорбившись и пряча руки без перчаток в карманы пальто. Когда он поворачивал за угол, порыв ветра ударил ему в спину, осыпав снежной крупой, и на секунду у него будто появились крылья из снега. Алине даже показалось, что он вот-вот взлетит, но мужчина просто сделал еще один шаг и пропал из виду.
Девушка вздохнула. Все произошедшее и сказанное, совершенно выбило ее из колеи, так что она не знала, что и думать. Ясно было одно – если она сейчас немедленно не пойдет домой, то очень скоро совсем окоченеет. Еще раз, оглядев улицу, Алина поспешила в обратном направлении.

- Алло.
- Алина? Ну как ты? Нашла подвеску?
- Нет…
- Как же так? Может, в милицию обратишься? Правда, сомневаюсь, что они возьмутся за это дело.
- Это уже неважно. Все в порядке, Маш.
- Ну, как знаешь… Не хочешь залить горе парой кружек хорошего кофе? Это я так вину загладить пытаюсь, да. Если бы не потащила тебя с собой вчера…
- Наверное, они все равно бы потерялись, так что ничего страшного. Но от кофе я не откажусь!
- Ну, хорошо, давай тогда через часок в нашем любимом местечке встретимся.
- Ага, давай.
Маша повесила трубку.
Алина посмотрела на себя в зеркало. Потом осторожно коснулась пустого шнурка, болтающегося на шее.
«Главное, вера, а остальное приложится!»
И будто в ответ на ее мысли кожу на груди ожгло привычным холодком и немного кольнуло.
«Все в порядке. Крылья со мной».

0

15

Заявка 9.
http://pics.qip.ru/small/3001fPG.jpg

Возвращая долги.

В жизни каждого порой наступает чёрная полоса. В жизнь королевств она приходит в тот момент, когда бразды правления оказываются в руках у тирана. И всё же, какими бы мрачными не были времена, народ ищет себе развлечения. Порой самые незамысловатые. Такие, как выступление бродячих циркачей на городсткой площади. И пусть артистов было мало, а номера не радовали глаз оригинальностью, толпа, уставшаяся от вида отрубленных голов, охотно собиралась на площади, чтобы поглазеть на выступление.
Для Ариальдо это была отличнная возможность поправить свои дела. И пока горожане неотрывно следили за  девушкой, осторожно ступающей по натянутой проволоке над их головами, вор ловко избавлял пояса от ненужной тяжести кошельков. "До чего я докатился", - думал он, подбираясь к разодетому тучному господину. - "Кошельки...Как какой-то мальчишка... А ведь "Сердце света", снятый с шеи самой графини прямо во время бала на моём счету..." Циркачка на проволоке покачнулась, толпа ахнула. Ариальдо отвлёкся, сам невольно поднимая взгляд... Опрометчивость этого шага он осознал, только когда по площади разнёсся крик "Держите вора!".

Суды нынче были короткими. Если вообще были. Но, кажется, фортуна снова повернулась лицом к Ариальдо Тьерри.
Стоя рядом с тремя пойманными в тот же день преступниками, Ариальдо прикидывал как бы сбежать. Мрачные усачи в форменных багровых, как подсыхающая кровь, мундирах, стоявшие ровной стеной позади, не оставляли никаких шансов. Да и королевские тюрьмы теперь охранялись куда лучше. "Значит, когда повезут на площадь. Король наш не тратится на клетки. А цепи... Раздобыть бы где булавку... Только одну... Мне бы хватило. Вот та дамочка в розовом у самого прохода - весьма перспективный экземпляр..." Занятый этими мыслями, Ариальдо не обращал внимание на то, что говорит судья и очень удивился, когда понял, что в зале воцарилась полнейшая тишина.
В этой тишине было отчетливо слышно, как лает на краю площади одинокая собака, которой был неведом людской страх. Нарушал её и другой, более грозный звук. Он был мерным, как ход часов, и таким же неотвратимым. Так мог ступать только король.
Но тяжелее поступи был взгляд. Стоя в рядах зрителей, попасть под него можно было лишь случайно. И всё-таки люди замерли, стараясь ничем не привлекать внимание монарха. Властитель поднялся на возвышение, где располагалась судейская трибуна, взор чёрных глаз обратился к четырём преступникам. Произнесено было слово. Словом было: "Подойдут". Альдо вздрогнул, не понимая какой приговор вынес король. Ещё больше он удивился, когда по одному с них начали снимать кандалы, подводя к возвышению.
Король принял из рук стражника длинный, посверкивающий молнией, меч и занёс его. Громила-грабитель, поставленный на колени дрожал, как лист на ветру, шептал молитву. Но лезвие меча опустилось не на шею, а плашмя легло на плечо. По толпе пронесся шёпот, робкий, как дуновение весеннего ветерка. Он не мог заглушить голос правителя, произносящего формулу посвящения. Грабитель, растерянно мограя, поднялся, поддерживаемый невозмутимыми стражами, не в состоянии вымолвить ни слова благодарности, ни вопрос. К королю подвели следующего. Вскоре очередь дошла и до Альдо. Стоящему на коленях вору до последнего момента казалось, что всё происходящее - жестокая шутка и меч пронзит насквозь. Но, как и других, его, растерянного и напуганного таким решением больше, чем открытым приговором, произвели в рыцари.
Снова Альдо стоял в одном ряду с остальными, слушая восторженный рев толпы, восхищенной мудрым и справедливым решением монарха. Мысли о бегстве покинули голову вора, вместе со всеми остальными. Он отстраненно слушал речь монарха о тяжёлых временах и предстоящем подвиге, ещё не понимая, что им предстоит.

Соловая лошадка трусила по лесной дороге, недовольно поводя ушами и потряхивая головой - в промозглый осенний день, она бы предпочла тёплое стойло. Её рослых сородичей дождь, похоже, не беспокоил. Как и седоков-стражников. Ариальдо кутался в плащ, размышляя о непростой своей судьбе. Впереди грабитель с убицей весело обсуждали предстоящую битву, хвастаясь полученным оружием. Вору подобный оптимизм был чужд. Из экипировки он взял лишь привычный длинный кинжал. Не умея обращаться с мечом, он полагался  на собственную смекалку. И то, что возможность смыться вскоре представится.
Ехали всю ночь, люди и кони успели изрядно устать. Только на рассвете отряд достиг подножия горы. По узкой тропе к пещере новоявленным рыцарям предстояло подниматься самостоятельно. Сопровождавшие их гвардейцы разбили лагерь, разожгли костёр, намереваясь проследить за тем, чтобы указ короля был выполнен в точности.
Первые герои двинулись в поход только к полудню. Ариальдо почти было поверил в то, что облачённая в латы парочка способна справиться с напастью, свалившейся на город ещё весной.
- Упокой Риаддин их грешные души, произнёс стоящий рядом с костром коммандир гвардейцев. Помянув имя мрачнго божества смерти, он описал перед собой рукой защитный круг, глядя как поднимаются по тропе первые приговорённые. С площадки, где расположился лагерь, было видно, как оба вошли в пещеру, подбадривая друг друга.
Некоторое время ничего не происходило. Ариальдо, как и все замер в напряженном ожидании. Но вот эхо донесло отзвуки громогласного рёва, вход пещеры озарило несколько вспышек. А после снова наступила мёртвая тишина. "Даже птиц не слышно... К чёрту эти сокровища и помилование! К чёрту такую службу. Она не для вольных людей", - думал вор, разглядывая третьего спутника; молчаливый наёмник ни на суде, ни после не проронил ни слова. Сейчас он всё так же молча сидел у костра, натачивая меч, и был единственным, кто не взглянул в сторону пещеры за всё это время.
Спустя пару часов коммандир оглядел оставшихся в его распоряжении пленных.
- Вместе или по очереди? - поинтересовался он у наёмника.
- Я пойду один, - лениво отозвался тот, не отрывая взгляда от меча. Ариальдо оставалось только пожать плечами. За всю свою может не слишком долгую, но бурную жизнь, он привык полагаться лишь на себя.
- Пора.
Наёмник кивнул, ещё раз проверил оружие, поднялся, направляясь к тропе. Вор не ожидал от него резкого рывка в сторону. Спасительный лес был близок. Стражники не спытались побежать следом. Только один поднял арбалет. Ариальдо вздрогнул, когда болт пробил голову бегущего.
- Ты, парень, ведь не будешь делать таких глупостей? - обратился коммандир к последнему из новоявленных рыцарей. Вор в ответ изобразил самую невинную из своих улыбок.
- Понятно, - ответная усмешка коммандира не предвещала ничего хорошего. По его знаку Ариальдо вздернули на ноги и потащили к пещере двое стражей. Арбалетчик держал своё оружие на готове.
"Может быть там найдётся другой выход. Или мне удастся продержаться до тех пор, пока этим ребятам не надоест ждать..."
Из пещеры пахло гарью и падалью. Воздух рядом был заметно горячее. Вора подвели к темнеющему провалу, втолкнули внутрь. Ариальдо поспешно закрыл глаза, чтобы после дать им привыкнуть к темноте. Которая оказалась не такой уж непрогляной. В конце длинного прохода виднелось золотистое сияние, а из естественных "окон" в своде пробивались лучи тусклого осеннего солнца. Ариальдо подумал было добраться до одного из них и выбратся наружу, но каменные стены были оплавлены жаром до зеркальных блеска и гладкости. Сам свод находился слишком высоко.
Вор може быть и смог бы справиться с этими трудностями, но было ещё одно обстоятельство, мешавшее куда сильнее. Любопытство заставляло Ариальдо двигаться вперед, бесшумно ступая по скользкому полу. "Я только взгляну одним глазком..." - думал он, жалея о том, что не поменял выданное "героям" богатое одеяние на что-нибудь более практичное и неприметное. Вонь и жар становились сильнее.
Свечение становилось всё ближе, а когда вор разглядел его источник, то замер, чуть не позабыв об осторожности. Лучи, падавшие сверху, отражались во множестве золотых монет и драгоценных камней, собранных во снушительную кучу посередине пещеры.Предметы утвари, достойные королей, редкостной красоты оружие, порой источавшее магическое сияние валялось безо всякого порядка - подходи и бери. "Да тут же на десять безбедных жизней хватит!.. Хватило бы... " - поспешно поправил он себя, разглядывая из-за камня, служившего неплохим укрытием, хозяина пещеры. Блестящая чешуя отливала синим, мерное дыхание струйками дымка поднималось к потолку. Казалось, дракон дремлет.
Ариальдо понял, почему король не стал растрачивать своих стражников на борьбу с бронированным зверем, которого не достать было и арбалетчикам. Кинжал даже не поцарапал бы чешую. "Для баллист он наверняка слишком быстро двигается..." Занятый мыслями о том, как бы тихонько прихватить пару вещиц, лежащих с краю и смыться, Ариальдо пропустил момент, когда веко дрогнуло, а золотистый глаз уставился в сторону того камня, за которым притаился человек.
Дракон приподнял голову, насторожился.
- Выходи. Я чую тебя, - послышался громоподобный голос, в котором однако проскользнули нотки, сбившие с толку вора.
Ариальдо шарахнулся назад, но дракон двигался быстрее. Когтистая лапа преградила оступление. "Вот как чувствует себя мышь..." - промелькнула короткая мысль. Не было никаких видений жизни, когда лапа сцапала и поднесла к чешуйчатой морде. Дракон мог бы раздавить пришельца одним движением, но почему-то не делал этого, внимательно разглядывая добычу. Раздался короткий отрывистый рык. Ариальдо понял, что чудище смеётся.
- Не нашлось никого получше?
- Как видите, мадам, - судорожно выдохнул вор, изо всех сил надеясь, что не ошибся. - Должен заметить, что ваши глаза поражают своей редкостной красотой. Я не думал, что мою жизнь осветят вдруг луны, ярче той, что светит на небесах, - говорил он это, не соображая толком, что несёт, стараясь только оттянуть время до того момента, как страшные челюсти сомкнутся, перемалывая хрупкие человеческие кости.
Драконесса повела головой, насторожила уши, раскрыв их во всю ширину. Ариальдо, стараясь не обращать внимание на боль в стиснутых рёбрах, продолжал:
- Даже если мне предназначена участь стать вашим ужином, я счастлив, что успел увидеть такое чудо. Ваша мощь поражает сввоим величием, но не умаляет вашего изящества, - острые клыки  были совсем близко, сбивая с мыслей.
Драконесса была молодой. До этого от людей она слышала лишь боевые выкрики, перед тем, как те швырялись в неё чем-то острым или назойливо пытались поцарапать шкуру. Был ещё договор с чеовеком, которого она признала почти как равного, такое от него исходило ощущение силы и опасности. Этот же не был похож ни на кого из виденных раньше. Да и железка висевшая на его боку не выглядела опасной, едва превышая размером один клык. Хозяйка сокровищ была сыта, а речи нахального пришельца столь небычны, что заставили задуматься.
- Значит, ты считаешь, что у меня хорошая фигура? - задумчиво произнесла она.
- Прекраснейшая из всех, что я когда-либо видел у драконов, - честно ответил Ариальдо, драконов до того видевший лишь на гобеленах, привозимых торговцами с севера.
- Ты забавный, - рассудила, драконесса, возвращаясь на роскошное ложе из золота. Свою бледную добычу она осторожно опустила перед собой. Положила голову на лапы, размела кончиком хвоста кучку монет позади, сделавшись похожей на играющую кошку. - Я не убью тебя до тех пор, пока ты будешь развлекать меня. Скажи ещё что-нибудь смешное.
- Искренне рад служить вам, мадам! - Ариальдо, наконец, смог вздохнуть свободно, улыбнулся уже искренней.
Перспектива стать шутом у огнедышащего чудовища его, конечно, не прельщала. Но куда идти отсюда, даже если удастся вырваться? Налоги сделали бедных нищими, богатых призвали под знамена короля, разоряя известнейшие фамилии "на благо государства, даже купцы стали приезжать неохотно. Воровской братии пришлось не легче. В каждом городе количество королевских гвардейцев превысило все разумные пределы. Ариальдо понимал, что не в тот день, так на следующий он мог бы так же попасться. А немного сокровищ, из тех, что мусором валялись под ногами, могли легко поправить положение и обеспечить безопасный отъезд в местечко получше. Осталось только уговорить хозяйку отпустить его. В том, что драконесса не заметит пропажи части вещей, он не сомневался. Все эти мысли промелькнули суматошной вереницей, заняв какие-то секунды. - Мне искренне жаль, что столь мудрое и гостеприимное создание подвергается гонениям и вынуждено проводить время в одиночестве.
- Одиночестве? - удивлённо переспросила драконесса. Такое понятие её сородичам, предпочитавшим жить на большом расстоянии друг от друга, было незнакомо.
Осмелевший Ариальдо выбрал сундучок поудобнее, стараясь двигаться неторопясь, держа руки на виду, присел на него и пустился в пространные рассуждения, не скупясь на комплименты огнедышашей красотке.

Уже неделю Ариальдо жил в драконьей пещере. Обитательница её всё ещё радовалась новой игрушке. Увы, вырваться не удавалось. На время сна и охоты драконесса запирала любимца в клетку, чьи замки сковывала магия. Для человека нашлось и оленье мясо, и свежая вода. В ответ тот придумывал всё новые игры.
Вот и сейчас драконесса, кое-как удерживая в лапе норовящие рассыпаться карты, улыбалась, показывая клыки, которые уже не так пугали Ариальдо. Вор беззаботно улыбался в ответ. В голове его все эти дни зрела мысль, иначе как сумасшедшей назвать было нельзя. Для её воплощения надо было дать противнице выйграть. Это было не так сложно. Драконесса, не заподозрив подвоха, позволяла человеку сдавать каждый раз.
- Увы, мне нечего поставить, - вздохнул Ариальдо, признавая, наконец, своё поражение. - Игра стала бы куда интересней, если бы мы могли сыграть на что-нибудь...
- На что например? - насторожилась драконесса. Как успел выяснить за это время вор, каким-то немыслимым образом она помнила каждую монетку, каждый мелкий камушек в своей сокровищнице.
- Даже не знаю, что могу тебе предложить. Может быть, на желание?
- Ты и так сделаешь всё, что я пожелаю, - усмехнулась драконесса. - Но давай попробуем. Я согласна. Для начала ставкой будет одно желание.
Альдо тасовал колоду так аккуратно, как никогда ещё до этого. Одно неловкое движение и его могли разоблачить. А после, если не съедят на месте, доверия будет уже не вернуть. Колода веером перелетела из одной ладони в другую. Бумажные квадратики ложились на монеты, на мгновение перемещения будто обретая собственную жизнь. Драконесса охотно сгребла свои карты, снова широко улыбнулась, разглядев их достоинство. Ариальдо же, напротив, состроил расстроенную мину. Игра началась. Карт в колоде становилось всё меньше,  а в сносе их прибавлялось. Вот и долгожданные тузы, которые обеспечат победу. Ариальдо ничем старался не показывать своего торжества. Последняя пара карт легла на золото. Противница обиженно засопела, выпуская из ноздрей клубы дыма. Однако нечестности не обнаружила.
- Давай ещё раз. На два? - проговорила она спустя минуту.
- Не могу позволить себе обидеть прекрасную даму, - улыбнулся Ариальдо, снова тасуя колоду.
Он снова выйграл. Потом проиграл, потом опять выйграл... Игра продолжалась бы ещё долго. Если бы в пещеру не ввалилась очередная группа заключенных-рыцарей, присланных королём. Ариальдо оставалось только посторониться забившись в дальний угол пещеры, пока разъярённое чудовище разбиралось с ними.
Расправа была жестокой и короткой. Выковыривая из зубов застрявший кусок брони, драконесса задумчиво смотрела на человека.
- Итак, чего же ты хочешь? - вздохнула она, наконец.
- Для начала я хочу, чтобы следующих ты не ела. Лучше поймай их, как меня.
- Тогда ты устроишь театр, как рассказывал? - радостно улыбнулось чудовище.
- Почти, - важно кивнул Ариальдо.

Монарх, объезжающий свои владения, всегда подвержен опасностям. Но в этот раз беспокиться, казалось было не о чем. Два больших отряда стражи исключала всякие мысли о нападении. Тем более, что очаги восстания обнаруживались быстро и уничтожались безжалостно. Грозное шествие уже приближалось к городу, когда свет весеннего тёплого солнца заслонила тень огромных крыльев. Полились потоки пламени. С земли навстречу им летели болты и стрелы. Королевский конь, шарахнувшись, понес. Дракон ринулся в догонку за обезумевшим от ужаса животным, точнее за его седоком, уже не казавшимся столь грозным. Стражниками занялся отряд, появившийся неожиданно. Плащи пришельцев были расшиты королевскими гербами, что сбило стражников с толку окончательно. Когда охрана короля опомнилась, резня была уже в самом разгаре. Гвардейцы терялись перед яростю явившихся бойцов. Те сражались отчаянно, будто защищали нечто большее, чем собственные жизни.
Драконесса вернулась, когда бой подходил к концу. Её появление заставило оставшихся  в живых стражников сдаться. Взглядом она безошибочно отыскала высокого парня, сражавшегося без доспехов, чьи каштановые волосы спутались и сплиплись о пота и крови, а карий взгляд пылал неведомой до селе яростью. Драконесса тяжело опустилась на землю, стараясь не зацепить нечаянно кого-нибудь из своих и выплюнула на землю перед Ариальдо слегка помятую корону.
- Каким будет следующее желание? - поинтересовалась она, сыто облизываясь.
- В столицу. Отвези меня в столицу.
- Ну, ты и наглец.
- Лишь такая прекрасная дама может позволитьь жалкому человечишке изведать восторг полёта, - смиренно опустил взгляд Ариальдо, едва заметно улыбаясь.
- Ладно уж, - драконесса потопталась на месте, вытянула крыло. - Садись.

Спустя неделю широкий двор королевского дворца был заполнен собравшимися людьми. Драконесса, согласившаяся, что на бархате удобней лежать, чем на золоте, свернулась клубком на роскошном отведенном ей ложе, наблюдая за представлением актёров и циркачей, собравшихся со всего королевства. Ариальдо, восседавший рядом в новой короне, протянул руку, чтобы погладить чешуйки на носу, заметив, что "дама", несмотря на красочное зрелище, грустна.
- Могу я узнать, чем огорчена моя прекрасная леди?
Некоторое время драконесса молчала, но после неохотно ответила:
- Был бы ты не такой маленький... И голокожий...
От интонаций её голоса, Ариальдо поперхнулся отличным южным вином. А после подумал: "Почему бы и нет? Я всегда мечтал о крыльях".
- Знаешь, я слышал на Севере и Востоке есть волшебники...
- И ты бы согласился? - радостно махнувший хвост запутался в равешанных позади стягах.
- Пошлём наших рыцарей или сами отправимся?
- Этот человеческий сброд? - оглядев новоявленных рыцарей Ордена Дракона, уже несколько дней не прекращавших бурного празднования. Чуткие ноздри будоражил мощный аромат перегара.
- Да. Ты права. Пожалуй, стоит сбежать с этой церемонии.
Никто из собравшихся во дворе не понял толком, что произошло, когда дракон с седоком поднялся в воздух. Метко брошенная корона, как кольцо на шест, легла на голову одного из рыцарей. Откуда-то из поднебесья послышался рык:
- Ещё два желания.

0

16

Добавлен текст по заявке №5.

0

17

Добавлена работа на заявку №1.

Ребята, может не будем спать и выложим мнения по уже написанному?

0

18

я прочитала только два рассказа... заявка 3 и заявка 7.  заявка 7 - я все еще под ее влиянием) я где-то далеко отсюда)) а заявка 3 - пиджак из нат.кожи...миленька что=))

0

19

1 - Дрим (При встрече поясню)
3 - девушка (м+м, вампиры... есть сомнения?)Скорее всего, Винд, хотя я бы не хотел.
5 - морфей. Четверостишье в начале... это же подпись "Я ролевик!")))

Соответственно, комменты:
1 - выразительно, красиво, изящно... слишком. Автор привлёк криминал, но он выглядет столь жалко и смешно, что в него попросту не веришь. Именно поэтому моя мысль скользила по рассказу, упуская его смысл вплоть до последней строчки, которая, впрочем, несколько всё прояснила для меня. Отношение парень-девушка тоже весьма банально выстроено, посредством попеременного лобзания тел... в течении всего рассказа ГГ беспокоила справедливость, а в последний момент - чувство любви к девушке. Очень красивый и изящный момент - сказать имя человека перед смертью. Но рассказ вёл не к этому окончанию, я ожидал совсем другого... Для меня всегда любовь была чувством изначально взаимным. Так и думается, что автор этим произведением говорит "Любви нет"...=(

3 - не совсем асоциативилось с картинкой. Вампир в металле, бледный и жуткий - с одной стороны. Хиловатый и надменный человек в халате, который стал клише для волшебников - с другой. Автор не пошёл по клише - это радует, но... Опять же доминантен сюжет и чувства, нежели какой-то смысл (Коего я большой любитель). Непотяно для меня, что автор выражал в этом рассказе... Впрочем, это был поток чувств) Видно, автор рассуждал о теме Любви, как о наркотике и всепоглощающем желании угодить предмету любви любой ценой. Повторюсь - для меня любовь взаимна. Как говорил один умный человек (Убейте меня за неграмотность): "Невозможно полюбить другого, никогда не любив себя" - цитата весьма примерная) Опять хочется думать "Любви нет"=(

5. Любовь естьО_О да ещё какая О.о Эротический рассказ<=) Напомнило цикл книг Терри Гудкайнда "Меч Истины", где ведьма решила соблазнить ГГ с целью остановить его плодовитость (В буквальном смысле: не дать родиться ультра-сыночку у ГГ с его девушкой). Правда, тогда штаны Ричарда не почувствовали на себе образование горки, а сам он остался безразличен к прозрачному платью, которое не скрывало откровенно порнографической внешности ведьмы, и остался верен возлюбленной. У здешнего "Ричарда" возлюбленной нет, а потому его выбор считаю очевидным (хо-хо!). Рассказ порадовал, хотя отношение б+с, на мой взгляд, тоже весьма "необычны". Просто сам я, к примеру, даже на своих молоденьких и красивых родственницах не возбуждаюсь. Не знаю, воспитан может так=)

0

20

IliZar_Zhdanov написал(а):

Напомнило цикл книг Терри Гудкайнда "Меч Истины"

*Бросился читать рассказ*

0

21

IliZar_Zhdanov может быть потому что сейчас другие нравы, а может быть потому что у героев выбора нет?

0

22

Морфей написал(а):

...Как лучше...

Нехилый такой боевичок. Местами непонятный, а местами очень интересный. Спасибо за версию о продавце кукол=) Их очень много. Но и эта имеет право на жизнь)))

Морфей написал(а):

Борьба с попсой в наглядной ситуации.

Не скажу что прямо таки ах как понравилось=) Но идея и сюжет тащат. Думаю, это Илизар=)

0

23

IliZar_Zhdanov
http://prostopleer.com/tracks/4501025FyWw

Добавил в заяку.

Хотя вот это было бы правильнее поставить в эпиграф:

Только никогда, мой брат-чародей, ты не найдешь себе королеву,
А я не найду себе короля.

И чтоб забыть, что кровь моя здесь холоднее льда,
Прошу тебя - налей еще вина;
Смотри - на дне мерцает прощальная звезда;
Я осушу бокал до дна...
И с легким сердцем - по Дороге Сна...

0

24

Прочитал все. Но от комментариев лучше воздержусь до завтра. Чтоб наверняка.

Отредактировано DreamEater (2011-02-01 16:09:49)

0

25

Заявка 6 - Тушёнка подсказывает мне - Морфей.
Рассказ удивил. Я ожидал иного раскрытия такой темы, как "борьба с попсой". В нём есть две вещи, которые имеют на меня большое воздействие на протяжении всей моей увлечённости литературой.
1) СССРский мотив. Все участники антипопсовского движения в рассказе - копия коммунистов бывших Союзов. Их речи, действия... идеалисты, поставившие свою идею "Спасения всех и вся" выше человеческой жизни.
2) Тематика военных. Для меня это - очень хлёсткая тема, которая, зачастую, вгоняет меня в тоску.

Рассказ, что говорится, подан очень грамотно. Хочется его разбирать, что я и попытаюсь сделать.
Во-первых, замечу героев. С одной стороны - Переверсин, Иванов и Смешин. Это три действующих лица, представляющих собой стороны борьбы с "попсой". С другой стороны - Филиппов и пять девчушек, которые представляют собой сторону "попсы". Борьба заведомо нечестная - на стороне борцов действующая армия (Что в сложившейся ситуации, когда у народной власти денег нет, а у попсовиков дохренищи, выглядит весьма утопически). По мере рассказа у зрителя должно сложиться определённое мнение ко всем героям. События спровоцировали во мне такие чувства:
К "коммунистам" я почувствовал едва ли не ненависть. Они делают, что им вздумается, руководствуясь не моральным, не нравственным при борьбе с противоположным по значению, а жестоким, узурпаторским. На протяжении всего рассказа они "уничтожают" неугодное им, а именно - попсовое движение:

Морфей написал(а):

Сами песни его уже развращают культуру, их тексты есть суть контрреволюционная пропаганда!

Лозунг Советов, ничего не скажешь. "Пролетарий - образец культурности, ума и образованности", а всякие Горькие, Саши Чёрные, Есенины, Ахматовы этот пролетарий наглым образом "портят". Да, тут не Горький с его "На дне", а представители низменной музыкальной культуры (Стоит заметить, что менее "культурой" она не перестаёт быть. Попса есть явление повсеместное и присутствует в каждой цивилизованной стране. Просто в нашей стране она занимает лидирующую позицию, что напрягает грамотных людей, ибо "низменная" культура должна быть "низменной"), но сути это не меняет. Лично у меня по этому поводу пошло отторжение просто звериных методов боьбы с попсой, а popsам захотелось сожалеть.
Чем заслужили они такую муку? Пели свои песни на свой манер? Это жутко. Так, воспользовавшись ситуацией, начнут воевать и с рок-движением, и с джаззом, если кто-то додумается назвать их "запрещённой попсятиной".
Революция кажется кошмаром. Автор сделал, на мой взгляд, несколько примечательных заметок, чтобы читатель мог провести аналогии. К примеру:

Морфей написал(а):

Жаркий и кровавый семнадцатый год.

Думаю, всякий вспомнит, чем закончилась свержение монархии в семнадцатом году прошлого столетия. И вот, перед нами новая революция, не менее кровавая, не менее бесчеловечная, не менее бесбудущная.
Кто борется с попсой? Интеллигенция, духовники? Нет. С ними борется новая народная власть. С ними начали борьбу будущие чиновники. Попса - есть что-то бесдушное, созданное без вложения "от себя", с целью получить мнгновенную прибыль для тех, кто попсу в массы суёт. Чиновники - есть что-то бесдушное, созданное "для себя", с целью получить перманентную прибыль (Я не просто это говорю из горького опыта жизни в стране Больших Возможностей, а ссылаясь на конкретные методы уничтожения неугодного у здешнего "чиновничьего аппарата": ссылки, пытки, грабёж, убийства). Борьба бесдушного с бездушным окончится победой бездушного в любом случае. Причём бездушная культура, представленная попсой, за своей победой разве что поможет развиться новому поколению "баранов", а вот победа революции - новый гнёт над русским народом Новых Советов.

Рассказ произвёл на меня большие впечатления, но я с представленным в нём не согласен. Такая у меня позиция.

0

26

Добавлен текст на заявку №4.

0

27

Средние века вообще и фентези в частности на редкость редко рассматривают королевскую власть иначе, нежели тираническую. Отсутствие человеколюбия, жестокость и кровожадность лиц, облечённых властью, независимо от их высокой или низкой духовности и религиозности. Унижение и пренебрежение теми, кто в той или иной степени ниже по происхождению и социальному статусу, невзирая на кажущуюся образованность или же неумения даже читать и писать, кроме ежедневной необходимости ставить свою подпись под новыми указами и налогами. Кому то кажется, что времена рыцарства овеяны сказкой и романтикой круглого стола, прекрасных дам и мудрых волшебников? Увы, люди во все времена одинаковые, и мало что изменилось за тысячу лет, хотя в фантазии всем хочется немного счастливого конца.
Так и в сказке "Возвращая долги" мы видим угнетённый народ и страну под пятой тиранического режима. Хотя автор и не уточняет, чем этот режим столь жесток и порочен. Возможно, по сравнению с нашей сегодняшней действительностью, он даже покажется раем земным. Но, тем не менее, всегда нужно желать чего то лучшего. А чего желает простой народ? Хлеба и зрелищ! Если с первым у них всё нормально, то зрелища не надоедают никогда. Предположу, что канатоходка выступала в очень короткой мини юбочке или вообще нагой, так как иначе бы народ ни за что не променял на неё столь упоительное зрелище, как смертная казнь и пытки на эшафоте. Ну вот такова человеческая натура, что ни что так не радует и не возбуждает толпу, как созерцание чьих то страданий, боли и унижения. Но не будем отвлекаться... Итак, жестокий королевский суд и жестокий король вместо дыбы и плахи производят воров и грабителей в рыцари. Вообще то рыцари - это привилегированный класс дворянства, и подобный выбор сильно унижает верхушку, на которую, словно на свору цепных псов, и опирается корона, для которых титул и родословная дороже золота и поместья. Это то, что поднимает их над толпой простолюдинов, словно серебряную монету из горсти меди. Ради этого они и служат своему сюзерену, командуя армией и поддерживая "закон" и "порядок". Ну да фиг с ними. Будем считать, что рыцари служат тому, кто больше платит. Как тут уже говорилось: армия с тем, у кого денег больше. Ясное дело, что у короля денег больше всего, поэтому восстания и мятежи быстро и беспощадно подавляются. Наверное, люди протестуют против налогов и поборов на дорогах, требуют свободу слова, гласность и халявный интернет... Ну да не будем о грустном. Итак, "рыцари" идут к дракону, дракон их кушает. Интересная концепция. Я всегда считал, что для этого используют девственниц. С другой стороны, возможно среди рыцарей тоже попадаются девственники, так что хотя бы иногда, но дракон доволен. И всё таки мы видим, что это не кровожадная хищная тварь, которая своей природной и магической силой наполнила свою сокровищницу золотом путём грабежа и убийства людей, и не древнее мудрое существо, своими глазами видевшее сотворение мира, а самая обычная, если так можно выразится, женщина. Скорее даже девушка. Вполне вероятно, блондинка. Шучу, конечно. Но, чем чёрт не шутит? Как и всем девушкам, ей приятны комплименты, цветы и подарки. Поболтать, развлечься, поиграть. В общем, всё как всегда. Ясно, что при её размерах она не воспринимает людей как пищу, по крайней мере в единичном экземпляре, а так по крайней мере в пещере появился собственный хомячок. И с ним интересно. Других то драконов на расстоянии полёта не предвидится, либо они все сплошь и рядом жмоты и козлы, которые любят лишь собственные сокровища, а на девушек внимания не обращают. В общем, как и всем девушкам, драконнице нужно мужское внимание, даже если этот мужчина столь мелок и хил, что можно хвостом зашибить.
Ну а вор-рыцарь, разумеется, пользуется сложившейся ситуацией. При этом в рассказе не чувствуется каких то чувств двух этих разных существ друг к другу, кроме желания выжить любым путём у одного, и позабавится и спастить от тысячелетней скуки у другого.  Однако так или иначе, но наш герой приходит к решению возглавить революцию и силой своего нового союзника свергнуть законную власть с трона. В этом ему помогают другие несчастные, которых тиран обрёк на страшную участь. Мы уже знаем, что это воры, убийцы, карманники, насильники, душегубы, разбойники, менаджеры и прочий достойный люд, каким либо способом ставший ну совершенно не угодный королевской власти. Из них формируется новая армия восстания и, при поддержке авиации, наносит сокрушительное поражение правительственным войскам старого режима. В стране воцаряется мир и процветание. К власти приходят те, кто её добыл силой оружия в неравном бою, то есть *читаем выше состав армии*. И всем этим заправляет ну чистой воды бард каков он есть. С хоризмой, достаточной чтобы прокидать все тесты на убалтывание дракона (наверняка два раза подряд двадцатки выпадали на 2д6). Для него управление страной становится таким же театром, и спектакль этот с радостью смотрит его грозная подруга. Неясно, что при этом изменилось для всего остального народа страны. Грабят ли крестьяне монастыри и храмы богов, клирики которых на проповедях поддерживали ненавистный старый режим? Убивают ли сборщиков налогов, дравших с них раньше последние гроши для королевской казны? Поджигают ли поместья и замки дворян, которые при старом короле были рыцарями и угнетали людей? Но самое главное, что главный герой жив, здоров и опять готов к приключениям. Он хочет сам стать драконом, и драконница его поддерживает. Может быть она действительно влюбилась в этого человечка, и мечтает создать семью? или для неё это - очередное весёлое представление? нет, она не хочет стать человеческой девушкой, принцессой, и править страной вместе со своим возлюбленным. Вместо этого они посылают эту страну и этот народ в длительное путешествие по известному эротическому маршруту, и отправляются к новым приключениям и авантюрам, а корону сбагривают по принципу "на кого бог пошлёт". Качества вероятного правопреемника высшей власти мы уже видели *читаем выше состав армии*. Надеюсь, что эта многострадальная страна всё таки в конце концов обрела мир и процветание, благо её покинули все драконы, да и маги скучковались где то далеко. Но что то мне подсказывает, что средневековый характер да и просто людская сущность, свойственная нашей расе во все времена с каменного века и до нынешних лет "демократии" и "свободы", всё равно взяла верх. И не важно, тиран ли на троне, или богомпомазанный благодетель, люди всё равно будут хотеть хлеба и зрелищ, желательно чтобы на спектакле кто то погромче кричал и корчился в муках, если уж нет обнажённых танцовщиц, то и отрубание головы сойдёт.

Ну а в целом рассказ понравился, хотя прочитал я его первым а позже были и другие, не менее достойные работы участников. Авторство работы угадать не могу, так как общий стиль явно отличный, хотя при детальном рассмотрении и повторном (вернее уже третьем) прочтении всё же проступают знакомые нотки.

Отредактировано Адан (2011-02-07 15:37:54)

0

28

Адан
*Смотрит как на божество*

0

29

Голоса в голове подсказывают, что Заявку № 3 пісала Морфей.

0

30

4 - Винд. Рассказ дущещипательный, вытягиваемый на много уровней выше (Вплоть до книги, но это уже мои фантазии=D). Жестокость маньяка несомненно хорошо передана, его "психическую заболеваемость" (Хотя, зачем скобки?) автор показал хорошо и вполне себе реалистично; их мотивы часто скомканы, внутренний мир больше похож на разорванную на клочки фотографию, так что проследить какую-то особенную логику в действиях сложно. Над всем давлеет Камень Преткновения (В данном случае, проклятие, которое, по бОльшей вероятности, просто нагнетена этими родственниками самим себе).
А вот МВД показано не слишком реалистично. Криминалисты - отменные психологи, и "печать смерти" (В данном случае желание покончить со своей жизнью) увидеть на лице своего компаньона смогут отменно и сразу. Особенно - дипрессию, отчаяние и решительность, которые суициду предшествуют. А особенно - такой удар, как предательство близкого родственника; тут уж не ошарашенными глазами провожать, а доганять, бить по щекам, давать водки, садить на кресло и давать выплакаться. Что это за профи такие, прозевали суицид своего боевого товарища!..

А рассказ выверенный, с сюжетцем, приятно массирующим мозги. Спасибо автору ;)

0


Вы здесь » Битвы Рассказов » Конкурсы-обменники » Второй тур (завершён)