Битвы Рассказов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Битвы Рассказов » Библиотека » Моё всякое разное, сборная тема.


Моё всякое разное, сборная тема.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Пока отдельные зарисовки, надеюсь со временем будет больше.

Рисунки Александра (Киндрет. Кровные братья)

Как пишутся фанфики (юмор, ДА2)

Самое главное (фантастика, ориджинал, дарк, романс)

Падение Утренней Звезды (фентези, action, ангст)

Ночь аттестации (фентези, юмор, приключения)

Дождь без тени (мистика, современность, ангст)

Волчица (фентези, приключения)

Новогодний танец (романтика, Хвост Феи)

Чайные розы (современность, романтика, фемслэш)

То, что объединяет (Киндрет. Кровные братья)

0

2

Рисунки Александра

***

- Маэстро... Вы правда думаете, что это нужно делать? - Паула, верная ученица маэстро, стояла рядом со своим мастером и нервно теребила сумочку. Она никогда не понимала замыслов учителя, но слепо ему верила, зная, что старый вампир не привык ошибаться.
- Я думаю, что от этого не будет ничего плохого, - Александр тепло улыбнулся юной фери, от чего её лицо просто расцвело. Говорят, Мело мог одной своей улыбкой покорить любую красавицу, что нередко и делал. И никто не мог сказать, пользовался ли он своей магией, кровью или он от рождения обладал таким очарованием.
Маэстро подошёл к к ученице, на пару минут отложив кисти на маленький столик рядом с мольбертом. Коснулся рукой щеки девушки, убрал аккуратный тёмный локон ей за ухо и продолжил:
- Всё в порядке. Иди на бал. Тебя все там заждались, Паола.
Юная фери неохотно кивнула, не осмелившись возразить сиру и вышла из кабинета, смущённая и немного растерянная. Данвиль же, проводив её взглядом вернулся к холсту, но кисти в руки брать не стал. Что бы он не сказал своей ученице, пусть и любимой, это были лишь слова главы клана. А они всегда правдивы лишь наполовину. Вот и сейчас, краски, повинуясь едва ощутимому приказу Маэстро сами стали резкими мазками ложиться на холст. Чёрно-фиолетовая ночь, тёмная, почти непроглядная, видны лишь ближайшие силуэты. На полотне проступили очертания огромных стволов деревьев, величественных и древних. Шорох листьев, как будто кто-то всколыхнул их ногами... лапами? Мягкие серые полосочки - шерстинки. Два янтаря, горящих в ночи, словно огоньки - глаза. Глаза мудрого и опасного зверя. Серый, матёрый волк, медленно, как будто лениво показался из-за дерева, слегка оскалился на непрошенного зрителя. Фери лишь улыбнулся, зная, что сейчас он в безопастности, но волка в покое оставил. Опять несколько серо-белых мазков, смешивающихся с тёмными красками и плавно перетекающих в них, в саму ночь. Высокий, статный мужчина, стоит к художнику спиной, как будто не желая показывать лицо, но это не так. Уверенные движения утончённых пальцев фериартос и оборотень всё же обернулся, немного неохотно. В темноте ночи блеснула ещё одна пара янтарных глаз, впившись в Мело. Но опять Александр остался невозмутим. Сейчас именно он и никто иной был хозяином ситуации...

***

Прага. Красивый, величественный город. Неповторимый и этим притягательный для такого ценителя прекрасного как маэстро Фериартос. Александр как художник чутко чувствовал, сколько трудов и души было вложено в этот город, почти каждый дом из которого – произведение искусства.
- Закрой глаза. Ты пытаешься запомнить архитектуру и рассчитать её. Это неправильно. Ты должен почувствовать. Не рисуй план здания, просто войди в него…  Как? Ты видишь ступени? Поднимись по ним в собор. Улови мощь, что будет над тобой, и тонкую работу чужих рук, что окружит тебя в каждой мелочи. Прими это, не копируй, а запомни и передай на холсте, - Александр стоял за спиной юноши и негромко говорил, посматривая то на картину, то на здание. Ученик стоял перед мольбертом, затаив дыхание и предельно внимательно слушая мастера. Они приходили сюда уже не в первый раз, Александр вообще часто устраивал открытые уроки, но юному ученику так и не давалась эта наука, которой пытался обучить его старый вампир.
А сам маэстро однажды так прошёл по всему городу. По каждой улочке. Заходил в дома, пустые, лишённые жизни, как все реальности, создаваемые величайшими из Фериартос. Запомнил навсегда, по-своему полюбил. Как чувствовал, что это умиротворение и единение, даримое Прагой, не вечно.
- Я не вижу, - после нескольких минут молчания, почти в отчаянии прошептал неофит, опуская голову и весь напрягаясь. Такое ощущение, что ещё немного, и кисть в его руке треснет, не выдержав ярости, обиды и непонимания юного художника.
Александр вздохнул, приобнял ученика за плечи. Своей рукой, накрыл руку молодого вампира, крепко сжал, не давая ему выпустить кисть, и поднёс к полотну. Данвиль редко так делал, ограничиваясь нравоучениями, и настаивал, чтобы ученики постигали магию клана сами, но сейчас Александр чувствовал, что времени осталось не много. Ещё лет пять, может и того меньше, и сообщество вечноживущих покинет Прагу, избрав своей столицей другой город, даже страну. Что это будет за место, маэстро не знал, но лёгкая грусть от расставания с любимыми местами уже окутала Мело, омрачая мысли.
Серые, коричневые, немного зеленоватые тона. Идеально ровные линии, в точности повторяющие оригинал. Маэстро даже не смотрел на здание, нанося плавные мазки чужой рукой, пропуская часть своей магии через ученика, буквально заставляя его принять чужой опыт. Желтоватые полоски, на удивление не контрастируют, а добавляют гармонию рисунку. Лунные блики на крыше. Неизменный атрибут картин Фериартос.
Отпустив неофита, Александр вздохнул, отвернулся, игнорируя восхищённый взгляд ученика на картину. Ночь всегда была прекрасна. Маэстро никогда с этим не спорил. У его ног лежали все тайны искусства. Кроме тех, которое могло подарить солнце. И это убивало мастера. Ночь за ночью, Мело изнывал от того, что почти достиг своего предела. А ведь старшие его предупреждали в своё время. Но молод был. Не послушал. А теперь оказалось поздно что-то менять. Слишком привык уже к тому, что создал, к ученикам, которых любил, к самой сути клана.
- Учитель? – молодой фери всё-таки решился обратиться к наставнику, опасливо, как будто ожидая, что мастер разозлится. – Учитель, с вами всё в порядке? Я вас разочаровал?
Данвиль встряхнул головой, выходя из некоего оцепенения, и обернулся к юноше. Оправил растрепавшиеся волосы и воротник, на площади перед собором свободно гулял ветер, играя с неосторожными прохожими.
- Нет. Всё нормально, Эмиль. Просто запомни, что я не всегда буду рядом, чтобы тебе помочь. Иногда обстоятельства бывают неподвластны даже таким как я.

0

3

Мне интересно.
По моему все выдержанно, как в квадрологии. Александр полностью, или почти, похож на книжного. А главное его стремление и попытки помощь своим ученикам.

0

4

Спасибо =^__^=
Надеюсь не сильно разочарую, если скажу, что это с одной ролки по Киндрет, где я играл раньше и в вялотекущем режиме поигрываю сейчас.
Ну люблю я Ала... ничего с этим не поделаешь ))
Надеюсь добью ещё пару зарисовок, которые запланировал давно.

0

5

Dragon Age 2.

"Как пишутся фанфики"

- Аааа! Паника! – автор впился взглядом в монитор, нервно покусывая губу и изредка покручивая колёсиком мышки.
- Что там опять случилось? – лениво отозвалась из кресла бета, не отрываясь от рисования очередной иллюстрации.
- Опять! Аче уже выложила текст! Ты представляешь? Ужас! Я никогда не успею за такой скоростью… - автор почти хныкал, а взгляд писателя так и бегал по строчкам, судорожно вчитываясь в чужую работу. – И уровнем… может это, я не буду ничего вешать… а?
- Цыц! А ну закрыл и пишешь дальше! – всё так же не отрываясь, и почти ровным голосом шикнула бета на автора.
- Но тут такое… Ооо… такое… - автор продолжил липнуть к чужой работе, даже забыв, что сидит не один.
- Пиши и не отвлекайся! – на этот раз шипение было куда громче, автор устало вздохнул и покорно открыл окошка ворда.
- Я пишу.
- Вот и молодец.
- Аааа! Смотри какая лапушка!!! – автор тихо расплылся по стулу в приступе кавая.
- Где? Кто? – бета удивлённо посмотрела на приступ неадеквата, что-то заподозрила.
- Смотри какой Андерс… ммм…
- Какой ещё Андерс?! А ну закрой бяку и пиши дальше!
- Дааа… про Андерса… ммм….
- Да-да, - рассеяно отозвалась бета, не сразу сообразив. – Про какого ещё Андерса?! Про Первого Чародея пиши, тебе уже сдавать текст надо, а мне ещё вычитать успеть!
- Ага, - как в трансе согласился автор, - Про Первого Чародея… с Андерсом…
- Так… - бета встала и угрожающе нависла над автором. – Допишешь – будет тебе и Андерс, и Фенрис…
Это оказалось роковой ошибкой, ибо писатель окончательно расклеился, представив себе именно «Андерс & Фенрис». Бета выругалась, пообещала что обидится. Автор в свою очередь тихо застонал и вернулся к тексту.
- Ммм… какой арт от Русалки... от Эскарин... м… Слушай… а о чём я хотел написать?
- Про Орсино, про демона… - почти нежно ворковала бета, хотя во взгляде читалось «укушу».
- Да… точно… Но ты посмотри какой арт… какой Первый Чародей… - автор с любовью чуть ли не лез целоваться с монитором.
- Да, вот и пиши про него, ещё немножко.
- Пишу.
- Какое же счастье, что это последний тур, - тихо простонала бета, устало опускаясь в кресло.
- Что? – рассеяно отозвался автор.
- Ничего-ничего, я говорю, что надеюсь будет ещё!
- А… да, я тоже. Слушай… а я боюсь дальше участвовать, там же, наверное, будет другая команда, без Аче, Эскарин и Русалки… - автор опять начал кусать губы и забыл про текст.
Бета устало застонала и закрыла глаза.
Шёл пятый тур «Крепости»…

_____________________________________________

Собственно автор я, бета - Сайлент. "Крепость" - конкурс.

0

6

На конкурс МФ, жаль, не прошло:

Самое главное.

Сегодня удивительная погода.  Солнце приятно греет, не обжигает, как на Бахоре, и не обманывает ярким светом, оставаясь холодным, как на Мальтере. Лёгкий ветерок ласкает тело сквозь тонкую одежду, трепет волосы, изображая хорошего приятеля, обещая: «всё хорошо, я же с тобой, выше нос». И ему хочется верить. Хочется просто закрыть глаза и забыть о том, что же происходит на самом деле. Но, стоит на секунду замешкаться, и в спину упирается холодное лезвие короткого копья, заставляя идти дальше. Удивительно, но страха нет. Сожаление об упущенных возможностях есть, не скрою, обида на себя за ошибки тоже, но разум на удивление чист, не охвачен паникой, чему я несказанно рад, ведь это дарит возможность насладиться последними отведёнными минутами.

Ступеньки из белого пластика, помост, скорее напоминающий сцену, одновременно красивая и нелепая здесь арка, такая же белая, как и всё остальное. Верёвка, спускающаяся с самой высокой её точки, притягивает взгляд. Не только мой – зрители то и дело посматривают на это старое как мир устройство, выполненное на новый лад. Я спокойно подхожу, становлюсь в центре, сознание автоматически отмечает стыки на полу там, где плиты под ногами будут расходиться. Когда палач накидывает мне на шею петлю, я улыбаюсь, взгляд прикипел к табло с многообещающей цифрой «сто». Таймер. Как только зачитают приговор, останется всего минута и сорок секунд, хватит на то, чтобы прочесть коротенькую молитву. Жаль, что я не верующий.

Руки скованы за спиной очень неудобно, уже даже плечи ноют, и осознание того, что это последние ощущения в жизни, не помогает сбросить неуместное напряжение.  Судья встаёт со своего места, не смотрит на меня, профессионально безразличен - линия взгляда намного выше голов толпы, зачитывает приговор. Я слушаю, но не слышу, внимание вновь и вновь возвращается к светящимся красным цифрам, заставляя думать. Сто… это совпадение даже забавно в своей нелепости. Ровно сто часов назад я попал на эту планету. Четыре дня и четыре часа, чтобы стать преступником, чтобы найти всё и тут же потерять. Мужчина сел обратно, на своё шикарное кресло, что-то тихо сказал, видимо, отдавая распоряжения, и я стал ждать, когда цифры на табло дрогнут, сменяясь в обратном отсчёте. Говорят, что перед смертью, у людей вся жизнь проходит перед глазами, а у меня на каждую секунду пришлось всего лишь по часу. В каком-то смысле, и правда - вся жизнь. В этом мире так точно вся.

Все путешественники считают время по-разному. Кто-то меряет от входа в атмосферу планеты, кто-то от того, как ступил на почву, а я привык - от момента приземления корабля. Первый час я обычно трачу на более детальное изучение окружения, пару неприятностей в других системах заставили меня выработать эту полезную привычку, не отступил я от неё и здесь, на новой, ещё не внесённой на карты планете. Она с первого взгляда поражала воображение своей красотой, настолько, что хотелось всё бросить, шагнуть без подготовки, вдохнуть полной грудью, презрев безопасность. Я удержался, проверил всё, что только смог, зато потом… потом я ещё несколько часов только и делал, что наслаждался увиденным, гулял, собирая образцы флоры и записывая подмеченное о фауне. Что-то я уже встречал в других системах, а что-то видел впервые. Например, большие, почти в мой рост, нежно-голубые, похожие на лилии цветы, я точно не видел нигде раньше, даже в справочниках. Не скажу, что я матёрый первопроходец, скорее учёный-любитель. Казалось бы, последняя война отгремела давно, но человечество до сих пор зализывает раны и на такие мирные исследования желающих мало, в Альянсе платят сущие копейки – их едва хватает на топливо для полётов. Но я человек не  бедный, семьёй не обремененный, могу себе позволить заниматься любимым делом за свой счёт.

Тот день прошёл познавательно, но на фоне двух следующих, достаточно скучно, потому я с чистой совестью его пропускаю. Теперь это совсем не важно.

На местных жителей я натолкнулся только ближе к вечеру второго дня, через тридцать два часа после приземления.  Оказывается, блуждая накануне днём, я совсем немного не дошёл до небольшого поселения, типа деревушки. Сам по себе факт того, что планета заселена – меня очень порадовал, особенно, присмотревшись, я понял, что уровень развития аборигенов более чем средний. В космос ещё не летают, но к этому близко. Попасть в цивилизованное общество куда приятнее, чем натолкнуться на что-то дикое, когда космический корабль считают колесницей дьявола или посланником небес. Я, правда, такого не встречал, но от друзей слышал смешные рассказы.

Признаться, я человек мирный, можно даже сказать пацифист, поэтому, включив находящийся за правым ухом переводчик, безбоязненно направился к поселению, стараясь не делать резких движений. Большинство освоенных планет на проверку оказывались колонизированными людьми ещё в такие времена, когда полёты в космос были роскошью. Тогда нередко практиковали долгосрочный запуск кораблей. Надо ли уточнять, что почти никто не возвращался? А через десяток веков их стали находить вот таким же вот образом, как я. Большинство утрачивало свой уровень развития, некоторые гибли на неприспособленных планетах, но кое-кому удавалось вернуть, если не приумножить, то хотя бы сохранить технологии. Судя по всему, на этот раз мне попались представители самого редкого, третьего типа колонистов. Именно поэтому я не боялся, в прогрессивном обществе никто не станет стрелять, не разобравшись.

Увиденное произвело на меня двоякое впечатление, я даже не сразу сообразил, как же мне поступить. На улице, мощёной белыми гладкими плитами было почти пусто, невысокие, этажа по три-четыре дома стояли близко друг к другу, аккуратные, словно только что из учебника по дизайну академии Альянса, у нас был такой непрофильный предмет, когда я учился. И, на фоне этого - двое мужчин, лениво сидящих на лавочке в одном из двориков, переставляющих фишки на небольшом столике, явно какая-то логическая игра, типа наших шахмат.  Сами по себе мужчины не привлекли бы моего внимания настолько, если бы рядом не работала молодая девушка. Её миловидное личико было изрядно испорчено усталостью, подойдя ближе, я даже различил едва заметные морщинки вокруг глаз. Прекрасных, нежного орехового цвета глаз. Тонкие руки с длинными, красивыми пальцами казались сухими, как от какой-то химии. Роскошные волосы туго стянуты в пучок и прикрыты платком, видно только пару выбившихся на лоб прядок. Сказать по правде, я был удивлён. Вернее даже, неприятно поражён, как так можно, что женщина занимается тяжёлой, грязной работой, а мужчины прохлаждаются и отдыхают, даже не обращая на неё внимания. Тем более такая женщина, которой место среди дорогого шёлка и золота. А вот на меня обратили, стоило мне приблизиться. Разговор тут же оборвался, я кивнул, приветствуя, говорить с незнакомцами совершенно не хотелось, но и проигнорировать было бы хамством, тем более начать общение первым, я не мог, не знал какой язык понадобится, да и переводчик должен уловить речь, прежде чем начнёт работать, транслируя мне в мозг смысл фраз. Если честно, я до последнего надеялся, что смогу избежать разоблачения моей инопланетности, ведь одежда моя была достаточно нейтральна и по фасону, и по тканям, но меня явно выдало поведение. Девушка опустила корзину с вещами, сделала два шага назад, я тут же остановился, не понимая, в чём дело, попробовал жестами показать, что помогу донести корзину. И вот тогда, уже позабытые мной мужчины синхронно поднялись и шагнули ко мне. Я обернулся на звук, посмотрел по очереди на обоих.  Не назову себя храбрым, но дать отпор я всегда умел, ещё со школы, когда старшеклассники любили подначивать младших.

- Иди куда шёл, парень, - хрипло посоветовал один из мужчин, тот, что выглядел помоложе.

Широкие скулы, длинный тонкий нос и подбородок, узкие глаза, брови резкими ломаными линиями и тёмные волосы, перехваченные в небрежный хвост. Я бы без зазрения совести назвал его нескладным. Второй выглядел получше, хоть и был смутно похож на приятеля. Братья? Да, скорее всего.

- Это наша женщина, отойди, чужак, - в голосе старшего послышалась плохо скрытая угроза, но это меня лишь разозлило. Человек – не вещь, чтобы о нём так говорить.

Разумом я понимаю, что был не прав, не разобрался в ситуации и полез туда, куда не должен был, не имел права, но её глаза меня покорили. О, эти глаза, в которых можно было видеть мысли без слов. Там были страх и надежда. И тогда я понял, что не отступлю. Вправе они были или нет, меня не волновало ни капли. Можно назвать меня глупцом или сопливым идеалистом, романтиком, да кем угодно, но я не жалею ни о чём.

Происходящее скорее напоминало избиение, чем бой, но у меня была пара козырей в рукавах. Я, конечно, пытался как-то блокировать удары и даже пару раз успел сделать выпады в ответ, просто, чтобы выместить злобу. Они смеялись, чувствовали превосходство и не торопились разделаться с наглецом. Хотелось покрасоваться, но, стоило мне увидеть настоящий ужас и искреннюю тревогу девушки, стал серьёзен. Она боялась не за своих. За меня.

Я закончил драку в три удара: сначала раздавил в пальцах маленький шарик света, они обычно использовались как батарейки, но лопнутые без дела, становились ярчайшими лампочками и гарантированно ослепляли на десяток секунд всех, кто имел неосторожность посмотреть в их сторону. Обычно хватало зажмурить глаза, чтобы не лишиться зрения, что я и сделал. Противники мои об этом не знали и попались.  Вторым сюрпризом оказался парализатор. Боевого оружия опаснее ножа я при себе никогда не носил, а вот маленький пистолетик с ампулами нередко меня выручал, не подвёл и теперь. Два выстрела - и оба парализованных тела с громким звуком рухнули на плиты.

- Бежим, - я схватил девушку за руку и потащил за собой.

В голове тогда была одна мысль: «увезти отсюда подальше, не только из этого посёлка, вообще с планеты». Я не мог допустить, чтобы с ней так обращались. Почему? Пожалуй, я могу дать ответ только сейчас. Я влюбился. Вот так глупо, с первого взгляда, как бывает только в дешёвых бульварных романчиках и мыльных операх для домохозяек. Именно поэтому я не сразу понял, что со мной творится.

Мы бежали долго, моя спутница быстро запыхалась, и тогда пришлось остановиться. Нет, я мог понести её на руках хоть весь оставшийся путь, но одна мысль об этом заставляла чувствовать себя идиотом. Я устроил привал. Наломал веток с дерева, чем-то напоминающего привычную мне ель, сделал мягкую подстилку и пригласил девушку ко мне присоединиться, сел первым, любуясь новой знакомой. Хотя знакомой ли? Я даже имени её не знал.

- Прости, совсем не было времени представиться. Меня зовут Алрик, - я постарался непринуждённо улыбнуться и не разглядывать красавицу так откровенно. Пока мы бежали, она потеряла платок, он зацепился за какую-то ветку, а возвращаться мы не стали, и теперь я мог вдоволь полюбоваться на густые, чёрные волосы. Казалось, что резинки и тонкая сетка еле их сдерживают, вот-вот лопнут, выпуская роскошную гриву на свободу.

- Хелена, - негромко отозвалась девушка, боком присаживаясь напротив меня.

Я приободрился, жадно задал следующий вопрос, чтобы услышать ещё раз голос собеседницы:

- Надеюсь, они получили урок?

Хелен грустно улыбнулась, я уж думал, что обидел и она не ответит, но ошибся.

- Ты зря вмешался, чужеземец. Теперь за тобой будут охотиться. Муж не простит тебе такого позора.

Муж, значит. Я нехорошо усмехнулся. Тем более, увезу. Только бы сама согласилась.

- Скажи… А ты бы уехала со мной в другой мир? Навсегда. Там другие законы, где никто не посмеет тебя обидеть.

- Твой мир? – она посмотрела своими огромными глазами, взмахнула ресницами, и у меня пересохло в горле, я смог лишь кивнуть, соглашаясь.

Я не думал, что она согласится. Хелен не ответила. Не колебалась, скорее ей нужно было знать, что «там» куда я хочу её забрать. Первый встречный незнакомец, возомнивший о себе невесть что. Но она хотела мне довериться, я чувствовал.

И я стал рассказывать,  не помню, сколько так просидел, забыл обо всём. Я перечислял всё, что мог вспомнить из сухих фактов, законов, сбиваясь на красочные описания и обещания. Я был пьян, не иначе. Хотя ничего спиртного у меня не было с собой, разве что на корабле в медикаментах могло что заваляться.

Когда я спохватился о времени, была уже глубокая ночь. Часы услужливо показали мне полпервого.  Почти сорок часов с момента высадки. Я поднялся, смущённо отводя взгляд, сбивчиво сказал, что нам нужно идти на корабль, если она согласна, но Хелен и всё ещё не дала согласия, сидела, покусывая губы в нерешительности, боясь сказать «да». Ох эти губы… как мне хотелось их поцеловать… Я опустился на колени рядом с девушкой и обнял её за плечи. Ничего не значащим жестом, лишь поддержать, но она неожиданно подалась вперёд, закрывая глаза, и я окончательно пропал.

Надо ли уточнять, что всю ночь я был крайне занят, а утром и вовсе уснул, не озаботившись никакими предосторожностями? Герой… из пособия «как не нужно себя вести».

Проснулся я от болезненного удара по рёбрам. Судя по тому, что я ещё долго не мог вдохнуть, били от всей души, ничуть не заботясь о наносимых повреждениях. На счастье, ни одного ребра мне не сломали. Второй удар пришёлся по голове. У меня носом пошла кровь, и зазвенело в ушах, но я резко перекатился, успев уйти от третьего удара. Откуда-то сверху послышалась ругань, слов я не понял, сначала подумал, что это из-за оглушения, а потом всё встало на свои места: от удара просто сломался переводчик.

Я кое-как поднялся, вскакивая на ноги и пытаясь хоть как-то сориентироваться. Ничего хорошего не увидел, выругался уже сам, шипя сквозь зубы. Хелен держал за волосы тот из парней, что был помоложе, а второй как раз пытался дотянуться до меня ещё раз. Оружие при них было, почему-то исключительно холодное, но его они в ход не пускали. Решили избить меня прямо так? И не боятся других сюрпризов? Жаль, у меня их немного осталось. Всего один.

Единственное, что я мог сделать – это спасти свою девушку, пока не поздно и на моей стороне эффект неожиданности. Я рванул к стоящей отдельно парочке, каким чудом умудрился обогнуть «мужа» и оттолкнуть брата, не знаю. Видимо адреналин  открыл мои скрытые резервы. По крайней мере на один сумасшедший поступок их хватило. Я сдернул с руки браслет и грубо защёлкнул его на руке Хелен.

- Код «В4»! – голос звучал невнятно из-за сбитого дыхания и мешающейся крови, но телепортёр команду разобрал. Это главное.

Код «В4» - это экстренная эвакуация с планеты. Милый и незаметный браслет тут же открывает односторонний портал до корабля, а там включается автопилот и прочие автосистемы. Рассчитан на перемещение в состоянии «при смерти». Универсальная, дорогая и очень полезная вещь.

Что было дальше, я помню смутно. Более-менее пришёл в себя только вечером, уже в камере, когда смог отдышаться и выплевать на пол всю кровь, что так желала из меня выйти. Бросил взгляд на часы. С момента высадки прошло без малого шестьдесят три часа. Интересно, сколько я провалялся? Если расчеты верны, то корабль уже должен был покинуть орбиту планеты или как раз её пересекать.

Да, я идиот. Но другого выхода не было. Нет, правда, у меня до утра было безумно много времени обдумать все варианты, чтобы понять – не было другого варианта. Только так я успевал спасти свою Хелен. Свою и только свою.

За мной пришли на рассвете. Что-то спрашивали, снова били. Бесполезно - я не понимал. Только зло улыбался, удерживаясь от неприличных жестов в адрес тюремщиков. Какой-то части моего  сознания было интересно: это законно или нет?

Оказалось законно. Более того, я оказался преступником. Мне это потом персонально перевели, когда зачитывали приговор, примерно ещё через сутки. Видимо, толмача так долго искали, не иначе. Но мне было всё равно, ведь, даже если бы меня оправдали и отпустили, пусть и не сразу, я бы уже никогда не увиделся с моей Хелен. С моей жаркой и в то же время скромной красавицей Хелен.

Остальное время вспоминать даже смешно. Мне оставалось что-то около четырнадцати часов, точнее не скажу.

Пять часов я потратил на сон, больше напоминавший бред, не иначе меня лихорадило от побоев, три на подготовку к казни, и целых шесть осталось на то, чтобы сидеть в углу камеры и вспоминать любимое лицо, улыбку и тихие признания, произнесённые под ночным покровом.

Красные цифры сменяют одна другую, а я улыбаюсь. Я мог бы быть счастливым с тобой, но не повезло. Но это не главное. Главное то, что повезло тебе. Я верю, что с тобой дальше всё будет хорошо. У нас светлый мир, а ты умная девочка. Самая лучшая на свете… прощай, моя Хелен.

0

7

Очень старое, по Кольцу Власти ешё фанфик. перечитал, вытравил ошибки и повторы, стало малость получше.

Падение Утренней Звезды.

- Лорд-Мастер, мы обнаружили отряды людей, всё так, как и предсказывали жрицы. Ни магов, ни тяжёлой кавалерии. Отряд конных лучников, полк алебардщиков и внушительный отряд пеших лучников. Всё должно решиться здесь, Лорд-Мастер, - рука, которой эльф указывал на холм, слегка дрожала от возбуждения.
- Успокойтесь, юный Страж. Пусть ваш разум останется холоден и чист, только так вы добьётесь успеха.
- Лорд-Мастер, - к офицерам подбежал эльф из отряда лучников, – Лорд-Мастер, нас заметили. Люди перестраиваются в боевые порядки!
Страж, одетый в форму дома Звёздной Крови, удивлённо приподнял бровь, но лорд лишь дал отмашку строиться. Стражи слегка поклонились и направились к своим отрядам.
Лорд-Мастер внимательно осматривал своих солдат, временами тихо и неуверенно переговаривающихся. Защитники, всего лишь ополченцы, но они сыграют свою роль в этой битве. И он знал, что должен быть именно в этом отряде. Предстоящее сражение было... нет, не лёгким, скорее очевидным, заранее спланированным. Впрочем, как и всё, что делали жрицы. Но что-то угнетало Мастера, что-то отвлекало от мыслей о сражении. Он в задумчивости смотрел на холм, который должен был стать погребальным для многих. Как людей, так и, возможно, эльфов. Слишком лёгкой казалась победа, и это больше всего настораживало старого командира.
Сегодня было решено не прибегать к стандартному построению. На левом фланге стоял большой полк Защитников Утренней Звезды, на правом же фланге готовились два крыла лучников, Кровь и Звезда. Поле боя было неудачным, плохо просматриваемым, со множеством мелких скоплений деревьев. На краю правого фланга была небольшая просека с относительно ровной дорогой, чуть сбоку от неё, чтобы быть не так далеко от Лорда, уже строились эльфийские лучники, в ожидании появления в зоне видимости вражеских отрядов.
- Рассыпаться! Встать по четыре, луки наизготовку!
- Эй! Страж Найллё, - Арданар из Утренней Звезды, командир соседнего крыла, окликнул тёмного эльфа. – Вы что, с ума сошли? Или вы просто забыли, как должно строиться лучникам?
- Страж Арданар, не соблаговолите ли вы заткнуться? Не вам, Дому Утренней Звезды указывать НАМ! – Тёмный круто развернулся на каблуках. – Отряд, наложить стрелы. Прицельно, по лучникам врага. Готовность по счёту раз. Раз! Залп.
Четырнадцать алооперённых стрел сорвались с луков. Четырнадцать - полное "крыло". Но Найллё решил не пользоваться этим преимуществом. Второй же отряд красиво и правильно отстреливал лёгкую конницу. Но… двое всадников всё-таки доскакали, предпочтя плотному построению лёгкий и податливый рассыпной строй. Люди рассчитали правильно, но они не учли только одного, лучники – это элита эльфийских войск, а никак не наоборот. Тем более - лучники "чёрного" дома. Ближайшие к людям эльфы побросали луки и выхватили сабли. На несколько мгновений их захватил вихрь упоительной битвы. Увидев их в такие минуты, любой понимал, почему их прозвали «тёмными» эльфами… Арданар же, понимая что союзникам вряд ли нужна помощь, отдал команду атаковать плотный полк людей, подбирающийся к холму, на котором терпеливо дожидались своей судьбы эльфы-ополченцы. Первый ряд алебардщиков синхронно упал, люди пошатнулись, но капитану сумел удержать бойцов от паники. Эльфийский Лорд-Мастер стоял надменный, с полным презрением к людям во взоре, хотя Стражи, прекрасно видели обеспокоенность, сквозившую в каждом его движении. Казалось, тень бога смерти уже легла на поле. Арданар на миг отвлёкся, как раз вовремя, успел заметить стремительную атаку людей, появившихся из-за леса. Светлый Страж усмехнулся, увидев кто это. Лучники! То же ополчение, которое первый раз в руках оружие-то держит. Смешнее он ничего не видел. Чтобы людские лучники бросались в атаку, как элита эльфов? Но его улыбка слетела после окрика Найллё, обернувшегося на союзника: «Истарские стрелки!». Арданар крепко сжал знамя. Истарские стрелки! Как он мог забыть! Специальные отряды людей, обучаемых владению рукопашной схваткой наравне со стрельбой. Но как они оказались здесь и сейчас?
- Залп! – Два голоса слились в один, как раз в тот момент, когда люди с тяжёлыми булавами легко врубились в эльфийское "крыло", смяв первый ряд.
- Страж, вы позволите заметить, что шанс попасть по бойцам Звезды слишком велик? – один из ближайших эльфов обратился к Найллё, в ответ получив лишь презрительный взгляд и окрик: «Я СКАЗАЛ ЗАЛП!»
Запела флейта в руках музыканта, подтверждая приказ командира, и эльфы без колебаний спустили тетивы. Ближайшие лучники пали, пронзённые стрелами, как люди, так и эльфы. По рядам Истарцев прошёл победный рёв, они ещё надеялись задавить противника силой и количеством. Найллё лишь улыбался, подняв саблю в ожидании удобного момента для объявления очередного залпа.
В это время на холме разразилась схватка. Люди легко теснили копейщиков, выбивая одного за другим, но их места тут же занимали новые. Эльфы делали то, что от них ожидали меньше всего – брали количеством. Капитан, в порыве желания остановить это безобразие, оттолкнул нескольких бойцов и пробился вперёд. Тяжёлый двуручный меч в его руках летал словно пёрышко, но разящее наповал, ни один из эльфов не миновал гибели, едва оказавшись рядом с людским капитаном. Лорд-Мастер понял, что он не зря встал именно сюда. Вот она – возможность сломить людей. И, ободряюще хлопнув по плечу своего Стража, шагнул вперёд. Эмеральд вздрогнул и неуверенно улыбнулся в ответ. Но старый Мастер этого уже не видел, всё его внимание теперь занимал человек. Два командира: они были достойны друг друга. Два опытных бойца. Ловкость и быстрота против силы и выносливости. Смолкла эльфийская флейта. Её хозяин, подняв чьё-то копье, заслонял собой Стража, высоко вздымавшего знамя и готового отдать жизнь за свой Дом. Ревел людской горн, призывая солдат помнить о тактике, в тщетной надежде, что его услышат сражающиеся бойцы. Но не это было важно. Сейчас от исхода поединка командиров, зависел результат всей битвы. И каждый из них это чувствовал. Ловкость или сила? Ярость! Быстрота или выносливость? Напор! Эмеральд закусил губу: юный Страж уже понял, чем закончится поединок. Он отвернулся как раз в тот момент, когда старый эльф пропустил последний в своей жизни удар, фактически разрубивший его надвое. Оставшихся эльфов словно молния поразила паника. Усталый и довольный собой капитан приказал бойцам добить дезорганизованных эльфов. Но вновь запела флейта, это эльфийский музыкант пытался донести приказ молодого Стража, призывающего братьев погибнуть достойно эльфов, а не бежать словно трусы. Люди усмехались, глядя на остатки былого пафоса светлых. «Нас больше, и мы сильнее, а эти копейщики всего лишь ополчение» - Эта мысль читалась у всех в глазах. А то, что они не побежали, пытаясь спасти свои жизни, людям было только на руку – не придётся бежать следом, помочь то им всё равно никто не может, некому, по наступившей на поле битвы тишине это было ясно. Но в этот момент запела вторая флейта, и воздух пронзил яростный крик Найллё:
- В атаку! За Дом Звёздной Крови! – Тёмные эльфы вихрем взлетели на холм, врубившись в левый фланг алебардщиков. Всего одного бойца потерял в этой битве Найллё, всего одного. Исход сражения уже был предначертан. Остатки копейщиков с радостным криком бросились помогать своим лучникам, не обращая внимания на приказы Эмеральда. Он знал, что тёмным не нужна помощь, а так эти глупые ополченцы, только зря погибнут, ещё больше ослабив и без того не самый могущественный Дом. Найллё презрительно и в то же время покровительственно улыбался, глядя на разворачивающуюся бойню. По нему было видно, что он желал нелепой смерти не только людишкам, но и всем светлым, или, по крайней мере, большинству.
Через несколько мгновений всё было решено. Найллё удовлетворённо осмотрел поле боя. Лучшего исхода ожидать было трудно. Люди убиты все до единого, дом Утренней Звезды потерял почти всех бойцов, включая самого Лорда-Мастера, а двоих выживших, Стража и музыканта, можно в расчет не брать. "Прекрасно, жрицы и Лорд-Мастер будут довольны" - про себя отметил тёмный Страж. Часть стрелков быстро прошлась по полю, добивая раненых и обыскивая трупы. Эмеральд стоял отрешённый, всё ещё сжимая знамя дома словно величайшую драгоценность. Его друг детства, флейтист Арчи, весело смеялся, рассказывая ему что-то, но Страж не слушал. Он знал, что эта битва стала первым камушком в лавине падения его Дома. Найллё в этот момент выслушивал доклад и каждый раз морщился, натыкаясь взглядом на жёлто-голубую форму выживших светлых эльфов, родная чёрно-фиолетовая ему нравилась куда больше. За такими размышлениями эльф случайно перехватил взгляд Эмеральда, усмехнулся, жестом оборвал докладчика и показал остальным присоединиться к нему. Они понимающе переглянулись, предчувствуя интересную забаву, которая была бы как нельзя кстати после трудного сражения. Найллё в окружении своих бойцов подошёл к светлым.
- Удачная битва, брат. Спасибо вам за помощь, без вас мы бы не победили, - Арчи обернулся и встал лицом к Найллё, не заметив как тот недовольно поморщился при слове «брат». Тёмные очень не любили, когда их приравнивали к светлым.
- Воистину, удачная битва, - один из эльфов наклонился, подбирая тяжёлый и неудобный меч людского музыканта. Эмеральд крепко сжал знамя, ему совсем не понравился тон стрелка, впрочем, как и его выражение лица.
- Жаль, что столько наших полегло, - Арчи продолжал разговор, явно не замечая настроения собеседников.
- Да, жаль, - эхом откликнулся Найллё, но в его устах эта фраза имела совершенно противоположное значение. У Эмеральда внутри все похолодело, пальцы, сжимающие древко знамени, побелели. Он понял. Но тёмных это только раззадорило. Один удар, и Арчи, непонимающе уставившись на клинок, пробивший ему грудь, осел на землю. Стрелок с силой выдернул меч, заставив ещё живого эльфа закричать от боли. Эмеральд не мог поверить, что сейчас ему придётся сражаться за свою жизнь против собратьев. Но и просто погибнуть он не мог - это станет позором для его Дома. Как ни странно, но сейчас Страж не мог думать больше ни о чём другом, кроме как о судьбе Дома, наверно, только это и удерживало его от губительной паники. Он медленно потянул саблю из ножен под насмешливыми взглядами своих тёмных собратьев. Вперёд вышли двое: стрелок, подобравший обломок алебарды и перехвативший его на манер топора, и убивший его друга эльф, ещё двое стояли с поднятыми луками. Стража умело зажали в клещи. С ним явно играли: бежать некуда – лучники просто застрелят в спину или скорее всадят пару стрел в ноги, а его «противники» имеют явные преимущества – каждый второй удар он будет пропускать. Вот если бросить знамя, то у него ещё есть призрачный шанс, но он не мог этого сделать, вернее - не хотел. Какая-то нелепая убеждённость удерживала Эмеральда от этого поступка. Он поудобнее перехватил древко, оторвав его от земли, и встал в боевую стойку, показывая, что будет сражаться. Темные переглянулись, шутливо поклонились и обрушили на Эмеральда целый ураган ударов. И, в тот момент, когда тяжёлая людская сталь хотела уже оборвать жизнь Стража, он услышал окрик Найллё:
- Довольно! Верховная жрица просила привезти ей не только трофеи, но и пленных для забавы, - тёмные засмеялись шутке своего командира. Найллё повернулся спиной к сражающимся, бросив напоследок, - Главное, видимых ранений особо не оставляйте, а то ещё прогневаем жрицу, - лица Найллё видно не было, но эльфы понимающе переглянулись и, ухмыляясь, начали подзадоривать бойцов, явно намереваясь продолжить развлечение до конца. Один из стрелков, сделав вид, что у него устала рука, «случайно» спустил тетиву. Эмеральд вскрикнул и непроизвольно дёрнулся обломить стрелу в ноге, но промашка была фатальна, его тотчас сильно ударили его под колено. Эмеральд, падая, попытался наугад отмахнуться саблей, за что тут же получил удар по рёбрам от другого эльфа. Стоило Стражу упсть, саблю у него выбили, кто-то заломил за спину руки, быстро обыскал и связал. Последнее, что видел пленный эльф, прежде чем провалиться в пучину беспамятства, это как один из тёмных подобрал оброненное знамя Утренней Звезды и отнёс к другим трофеям.

0

8

Старая, немного бредовая зарисовка на хэллоуин:

Ночь аттестации.

- Канда! Канда вставай! – пищала плюшевая летучая мышка, летая под потолком и смешно дёргая толстыми крылышками, - Нас ждут великие дела!
Единственный на данный момент живой человек в комнате негромко застонал, приподнял голову, ровно настолько, чтобы можно было вытащить из-под неё подушку, и запустил оной в назойливую тварь. Мышка пискнула и инстинктивно шарахнулась в сторону, но, как только опасность миновала, принялась за старое с удвоенным энтузиазмом.
- Канда, имей совесть, мы же опаздываем! - пропищала игрушечная мышь, спустившись к самому уху жертвы побудки, но Канда лишь с новым стоном натянул на голову одеяло и попытался игнорировать раздражающий писк. Плюшка на пару мгновений замолкла, состроив недовольную мордочку, и взлетела повыше. Канда, не веря в своё избавление, немного высунулся из «убежища», явив на свет несколько огненно-рыжих прядей и пару жёлтых глаз. Но, столкнувшись взглядом с только что материализовавшейся у кровати девушкой, понял, что сделал это зря. Белокурая красавица хищно улыбнулась, показав идеально ровные зубки, и одним рывком стащила с Канды одеяло.
- Тейдаэ! Ты с ума сошла?! Я же не одет! – возмущению юноши не было предела, по крайней мере внешне, но самоуверенная барышня знала, что дело всего лишь в его чёрной пижамке с паутинкой и крайне милыми паучками, которую он очень любил, но стеснялся в этом признаться.
- Ну так одевайся! До полуночи всего-ничего осталось, а мы ещё даже не вышли!
- Отвернись тогда, я переоденусь, - буркнул Канда, понимая, что уже не отвертеться, как бы ему не хотелось.
- Вот ещё! Сам виноват, что так поздно встал, - ехидно заметила наглая бестия, встряхнув головой, откидывая непокорные локоны за спину и устраиваясь на уголке комода.
Под взглядом девушки Канда засмущался окончательно. Действительно сам виноват. Во всём. Раздеваться под поощрительные усмешки было невыносимо и хотелось сгореть со стыда, но делать было нечего.
- Надень вон то, красное, - посоветовала Тейдаэ, указывая на кресло. Там со вчера валялось около десятка разномастных костюмов, один другого цветастее. Канда предпочёл бы сгореть на месте, чем напялить что-то подобное, но подруга была непреклонна, заявляя «ты должен». – Оно тебе как раз под цвет лица, - смеясь, заявила ведьмочка, вгоняя напарника в краску. – Вот-вот, посмотри сам в зеркало, когда ты смущаешься, то такая лапочка…
- Иди к чёрту, - огрызнулся парень, но покорно натянул столь ненавистные тряпки «форменного костюма».
- Не злись, Рыжик, лучше иди сюда, я тебя причешу, - смеясь, сказала Тейдаэ и утянула Канду к зеркалу, усадила на стул и принялась ловко работать гребнем, заставляя густые волосы юноши ложиться ровной волной. Пока девушка возилась с причёской, Канда дотянулся до шкатулки с серьгами и выбрал свою любимую в виде большой серебряной летучей мыши, которая тут же заняла своё место в левом ухе.
- Ну вот! Готово. Можем идти, - критично осмотрев плоды своих трудов и вроде оставшись довольной, блондинка уверенно цапнула за руку Канду и потащила его к окну, - Плюшик, ко мне! – летучая мышка, всё это время мирно дремавшая под потолком вернулась на плечо девушки.
- Подожди, дай я хоть вещи возьму! – юноша попробовал упереться ногами, но с Тайдаэ этот номер не прошёл, и, как результат, Канда еле успел схватить метлу, прежде чем его вытолкали из собственного убежища.
Опора под ногами пропала так резко, что будь парень чуть менее ловок, то полетел бы вниз, а так всего лишь повис на метле, держась на вытянутых руках и матеря напарницу на чём свет стоит, на что та, только по ведьмински громко рассмеялась и непринуждённо описала круг над Кандой, сидя на метле боком и почти не держась. Ругаться как всегда было бессмысленно, поэтому пыхтя и кидая грозные взгляды на Тейдаэ, парень подтянулся и оседлал таки метлу, убрал с лица упавшую на глаза чёлку и, усмехнувшись, резко набрал скорости, оставив белокурую далеко позади.
Ветер как обычно сделал своё дело, заставляя кровь играть в теле и требовать приключений, вот так лететь, не оборачиваясь и не сожалея. И пусть за тобой будет всё гореть, пусть простые люди шипят и крестятся, лишь бросив на тебя нечаянный взгляд. Пусть! Эта сила того стоит.
-Эй! Смотрю ты уже полон энтузиазма, - Тейдаэ легко догнала Канду, всё так же небрежно держась одной рукой и чуть-чуть откинувшись назад, чтобы развевающиеся волосы не попадали в лицо.
- Да, Тей, да! – прорычал Канда, резко наклоняя ручку метлы вниз и сбрасывая высоту. Девушка повторила манёвр движение в движение, лишь секундой позже.
Они летели над ночным городом, они были порывом ветра, яркой вспышкой, весёлым смехом… И следом один за одним загорались огни в тыквах, из-под крыш вырывались летучие мыши и чёрные кошки вальяжно выбирались попугать людишек . Добропорядочные граждане спешно захлопывали ставни, зная, что за забава и праздник этой ночью у нечистой силы. Ночь равновесия, так называли Хеллоуин ведьмы, потому что именно в эту ночь молодые ведьмочки проходили свою «аттестацию», а совсем малышки получали свою силу. Ночью обращения нарекли праздник оборотни, впервые в этот день познающие власть луны. Ночью Свободы называли его вампиры, развлекаясь в городе и соблазняя юных дев или соблазняясь сами.
- Канда, я чувствую кровь. Квартал Фонарей… улица Дракона… - Тейдаэ чуть прикрыла глаза, прислушиваясь к ощущениям, - оборотень. Судя по всему кот.
- Лети. Я тоже что-то чувствую, - соврал парень, отводя взгляд.
- Уверен? – сочувственно уточнила девушка.
- Да. Встретимся на совете. Удачи.
- И тебе, Канда, - почти шепнула ведьма, бросила последний взгляд на напарника и резко свернула вправо, каким-то чудом разминувшись с углом дома.
Оставшись наедине со своими, чувствами Канда и вовсе закрыл глаза, чтобы ничего не мешало, и полностью отдался на волю проведения и собственной силы. Но, как оказалось, зря, о чём не замедлил известить звонкий детский не то вскрик, не то визг. Резко открыть глаза оказалось ещё большим идиотизмом, потому как это почти что выйти из тёмной комнаты и сразу увидеть свет. Слишком ярко и не сразу чувства обратно настраиваются как нужно, поэтому Канда лишь успел заметить силуэт у себя на пути и дёрнуться в сторону, зацепится за дом и упасть кубарем вместе с метлой, чудом её не сломав.
Ругаясь как последний дворник, парень приподнялся и нос к носу столкнулся с маленькой девочкой, с интересом его рассматривающей. От испуга на лице не было и следа, напротив, девчушка улыбалась. «Точь в точь как Тей» - невольно подумал Канда, но тут же отогнал эти мысли и встал.
- Эй, мелкая, чего это ты ночью одна шастаешь? Сегодня же Ночь Равновесия! По городу рыскают ведьмы и оборотни, подбирая себе приемников. Вот возьму и утащу тебя на шабаш! – полушутливо начал парень. Как не пытался себя заставить, он так и не смог научится серьёзно и строго общаться с детьми и девушками.
- А ты ведьма? – вопросило чадо совершенно не испуганным голосом.
- Ну да, - куда менее уверенно ответил Канда.
- Но ты же мальчик, - с поистине детской непосредственностью заявила девочка, осматривая ярко-красное с кружавчиками и пышной юбкой платье «ведьмы», открытый сверху корсет казался верхом пошлости, хоть и ладно облегал фигуру. Хотя вообще редко кто замечал, что же в этой «девушке» не так, а Канда старался не акцентировать внимание на своём поле, чтобы не вызывать лишних вопросов и неизбежных издёвок.
- Ну так получилось… - смущённо ответил парень, не зная как объяснить то, что его наставница страдала плохим зрением и в день своего испытания притащила его не к некромантам, а к себе на совет, обрадовавшись, что нашла хорошую приемницу. И с тех пор Канде волей неволей пришлось обряжаться в бабские шмотки почти каждый день, чтобы продолжать учится. А учится хотелось. Ведь только ведьмы умеют летать. Так что в чём-то он был даже благодарен своей невнимательной учительнице.
- А ты научишь меня летать? – как будто прочитав его мысли, спросила девочка и посмотрела ему прямо в глаза.
- Научу, если ты хочешь стать ведьмой. – Канда уже почувствовал спящую силу ребёнка, так что…
- Хочу. Ты такой красивый. Вот вырасту и приворожу тебя, - уверенно заявила малютка.
Лёгкая оторопь и удивление прошли быстро и юноша рассмеялся, звонко и заразительно, и через несколько секунд они смеялись уже вместе, радуясь непонятно чему. Может быть просто празднику? Кто знает…
- Эй, Канда, я смотрю ты тоже уже всё, - Тейдаэ медленно опустилась на метле почти к самой земле, на этот раз сидя нормально, прижимая к себе темноволосого мальчугана с забавными кошачьими ушками и хвостом, вцепившегося в метлу похлеще древесного жука.
- Да. Спасибо за твою удачу, сестрёнка, - Канда обернулся, щелчком пальцев подозвал метлу, запрыгнул на неё, протянул руку девочке и, хитро прищурившись спросил, – Ну что, полетели на твой первый совет, будущая ведьмочка?

0

9

Тоже старьё жуткое, не правил совсем:

Дождь без тени.

Пролог

За окном мерно стучал дождь, изредка доносился звук проезжающей машины. Ещё бы - провинциальный город, можно сказать захолустье, к тому же уже одиннадцать вечера. Стемнело примерно час назад, да нет, даже раньше, небо заволокло тучами ещё около семи вечера, но Мария сидящая в своём офисе об этом не знала. Да и так ли это для неё было важно? Начиналась ночь, значит, пора приниматься за работу. Которая, признаться, уже порядком надоела. Но с другой стороны, никто же не заставляет ею заниматься, верно? Каждый сам для себя решает, чему посвящать свою жизнь.
Из задумчивости Марию вывел резкий стук в дверь, не дожидаясь разрешения войти, в комнату влетел парень:
- Сир, стычка на Остроженке. Наблюдатели говорят – там Ходящие что-то не поделили, - с порога крикнул парень. Его звали Андрей, он умён и решителен, и просто незаменим в ситуациях, когда надо действовать незамедлительно. – Идёт перестрелка. Ваша машина готова, Сир.
Мария быстро встала, взяла два «Кехлер и Кох», протянутых Андреем, сбежала по лестнице. По дороге наткнулась на второго своего помощника – Мишу.
- Поедешь на место. Задержка 10 минут. Всё как обычно, - Миша кивнул, показывая, что понял приказ.
Мария выпрыгнула из дома, не утруждая себя закрыванием двери, даже не на ключ, а просто – закрыванием. На это было несколько причин, во-первых, надо было спешить, а во-вторых, на что тогда нужен Миша? Но конечно, об этом она не думала, надо было успеть любой ценой, ведь это – её работа. До места ей было ехать минут пятнадцать, максимум двадцать, но она выжала из машины всё, и была там всего через три минуты.

Часть 1.

«Вечер умирал,
Наступала ночь,
Необычный бал
Грянул во всю мощь.
Стольная Москва
В толк не может взять,
Что сюда спешит
Дьявольская знать…»
Хорошая музыка. Правильная. Почти всегда под настроение. Редко бывало, чтобы Антону не хотелось послушать свою любимую группу. И пусть его не понимают родные и сторонятся на улицах. Да он привлекал внимание к себе: длинные волосы и кожаный прикид отличали его как неформала. Но главное взгляд. Стоит посмотреть в глаза, видно – анарх. А такие люди опасны, чаще всего просто потому, что непредсказуемы.
Но сейчас Антон был в хорошем расположении духа. Он возвращался с душевных посиделок с другом по институту. Они вмести слушали металл, пили холодное пиво, разговаривали «за жизнь», прикидывали, кто куда будет устраиваться работать. Антон, в отличие от Макса, его приятеля, неплохо закончил свой юр. институт, если даже не сказать хорошо. Но работа, как и деньги, были проблемой для обоих, так как ни того, ни другого у ребят не было. Но это не омрачало настроения Антона. Он шёл по улице, наглухо застегнув куртку, спрятав руки в карманы, подняв повыше ворот, в «ушах» плеера играет любимая музыка. Немного раздражали только порядком подмокшие волосы: с хвостика скоро уже струйка потечёт, а дождик, зараза, только ещё больше расходиться. Антон взглянул на часы – одна минута двенадцатого, значит, дома будет где-то к полуночи. Ну что ж не так уж и плохо, может даже останется время поиграться в новую стратежку.
С такими мыслями молодой человек свернул на другую улицу. Взгляд по привычке зацепился за название: Остроженка, д. 5. Пройдя несколько метров, Антон невольно засмотрелся на проехавшую машину – тёмно-синяя «ауди» восьмёрка, вдоль дверец красиво, нет, очень красиво нарисован ночной город, светящиеся окнами и неоном небоскрёбы. Сразу видно – делал профессионал. Стало завидно, живут же некоторые! Задумавшись на тему богатой (по его понятиям) жизни, Антон пропустил момент, когда в машину на большой скорости влетело что-то огромное, полностью смяв перед машины вплоть до лобового стекла. Машину откинуло на несколько метров назад, «что-то» по инерции полетело следом. Антон потянулся к мобильнику, чтобы вызвать скорую, да так и застыл. Дверца машины толи вылетела, толи отвалилась, оттуда вывалилась девушка, вся в крови. Дорогой деловой костюм представляет собой кучу пропитавшихся кровью тряпочек. Даже Антон, не разбирающийся в медицине, знал, что с такими ранами не живут, а если и живут, то очень недолго. Он уже успел порадоваться, что это всё-таки не его машина. Но не это заставило его, в целом не трусливого человека, застыть на месте. Девушка поднялась, а вместе с ней поднялось НЕЧТО. Больше двух метров ростом, человекоподобное, хотя и волкообразное – настоящий оборотень с картинок про ужасы и мистику. Это длилось какую-то долю секунды, но Антону этого хватило. Он вспомнил о том, что когда-то в детстве, когда он был ещё совсем маленьким, он уже видел ТАКОГО же волка. Поэтому сейчас, выронив сотовый, он быстро выхватил (как ему показалось быстро) пистолет. Простенький ПМ, но зато с настоящим разрешением, не «палёный», дядя постарался, он у Антона военный и пару раз выручал непоседливого племянничка. Но за те мгновения, что понадобились Антону, произошло слишком многое. Нет, он конечно стрелял, стрелял в это чудище, но безбожно не успевал. В тот момент, когда он только отпускал сотовый, девушка сделала резкий прыжок назад, едва уловимый по скорости, но ужасающий по дальности, выхватила откуда-то два Десерт Игла и навскидку начала стрелять. Чудище тоже времени не теряло. Противники прыгали по улице, обменивались ударами и выстрелами. Скорость бойцов поражала быстротой, Антон еле-еле успевал взглядом, выстрелы понятное дело летели в «молоко». Пока оборотень, как для себя его назвал Антон, не дотянулся до девушки. Ему хватило одного удара, чтобы разорвать её пополам, но и сам уже «словил» почти две полные обоймы тяжёлой стали из Десерт Игла. Грохнул выстрел, Антон наконец-то смог попасть в притормозившую тушу. Туша медленно повернулась к нему, и тут Антон осознал самое плохое – это был последний патрон в обойме. Он спешно достал новую обойму, начал перезаряжать. Зверь уже был рядом с ним. Постепенно он начал возвращаться в человеческий облик. Время текло ужасающе медленно, и в то же время Антон осознавал, что всё идёт слишком быстро. У него нет шансов успеть перезарядить пистолет. Он только интуитивно подставил его под мощную атаку оборотня, чуть-чуть отклонив траекторию удара, и в тот момент, когда когти оборотня уже вошли в его грудь, Антон увидел его лицо. Взъерошенная шерсть превратилась в мокрые волосы, только вот лицом это назвать было нельзя, настолько оно было обезображено звериной яростью и жаждой крови. Как ни странно, но боли Антон совсем не чувствовал, наверное, вот так умирают. Он упал, уже толком не понимая что происходит. Зверь начал склонятся над ним, совсем как в заезженном американском триллере, время шло как по кадрам. У зверя начали опять удлинятся клыки, он было потянулся к огромной ране, но, как будто опомнившись, резко поднялся, на миг его глаза залило алым, он принюхался. Его лицо, или скорее все-таки мода, исказилось в страхе. И зверь, не теряя времени, прыгнул к тому повороту, откуда и появился сначала. Антон про себя отметил, что так не смог бы прыгнуть даже волк.
«…Чёрной свиты хор
Подхватить готов
Громкую хвалу
Сумеркам богов…»
Тихо играл плеер. Антон попробовал повернуть голову, чтобы посмотреть где он уронил сотовый. «Скорая» теперь не помешала бы и ему. Но даже это несложное действие вызвало у него дикую боль. И тут Антон понял, что ему уже ничего не поможет.
«… Кровь из черепов
Пьют здесь как вино,
Каждый здесь нечист,
Каждый обнажён…»
Хотелось заплакать скорее от обиды. Антону было чуть больше двадцати. Это слишком мало. Почему именно ему так не повезло? Боль пульсировала, мешая думать. Антон уже прекрасно понял, что умирает и старался отсрочить это хоть немного. Хоть на минуту, хоть на удар сердца.
«… Правит бал Мессир,
По делам воздаст
Всем кто из могил
Прилетел на вальс…»
Дождь всё лил и лил, смывая с Антона кровь. В этот момент послышался шум мотора. Рядом с «Ауди» резко затормозила машина.
«…Прилетел на вальс
Бал у Князя Тьмы…
Полночь без пяти…
Пять минут
И душу не спасти…»
Из машины вышла девушка. Антону было трудно её разглядеть, дождь заливал глаза. Он хотел окликнуть её, чтобы она вызвала скорую, попробовала его спасти. Но он поперхнулся своими мыслями. Девушка спокойно посмотрела на раскуроченную машину. Подошла к убитой девушке. Наклонилась, подняла с земли её пистолеты, которые валялись рядом, посмотрела ещё раз на труп, скривилась и презрительно на него сплюнула. Антона аж передёрнуло. Кто она такая, что ТАК отреагировала на произошедшее? Девушка между тем подумала и аккуратно, чтобы не испачкаться, ножкой пнула труп. Видимо этим удовлетворившись, она отправилась к своей машине. Уже открыв дверцу и собираясь сесть, она остановилась, видимо что-то заметив. Нагнулась, подобрала, как Антону показалось, пулю. Антон похолодел. Это же пуля из его ПМа! И несмотря на то, что он и так умирал, ему стало страшно. Девушка ещё раз осмотрела улицу, но видимо, видела она сквозь стену дождя плохо, в отличии от Антона. Но ей это похоже не мешало. Она принюхалась, совсем как тот зверь, и уверенно направилась к Антону! Он спешно пытался убедить себя, что он бредит и что ему надо закрыть глаза, или ещё лучше проснуться, но он не мог оторвать взгляд от приближающейся девушки. Вот она подошла. Задумчиво на него посмотрела. Она оказалась достаточно симпатичной, хоть и явно намного старше Антона, лет на восемь-девять. Сейчас её можно было хорошо рассмотреть, фонарь светил прямо сюда. Она уже тоже вся промокла, и хотя её длинные вьющиеся волосы уже потеряли свою форму, её, похоже, это нисколько не заботило. Она с явным интересом посмотрела на Антона и, заметив, что он ещё жив, присела на корточки напротив его лица. Посмотрела прямо ему в глаза. Антон вдруг понял, что не может оторвать от неё взгляд. Её синие глаза притягивали и крепко держали.
- Скажи, мальчик, ты хочешь жить? – её голос обволакивал, и Антон против воли сказал:
- Да… ведьма… - И в тот момент, когда он окончательно провалился в вечное беспамятство, он услышал, что она засмеялась, и понял, что его так тревожило… Она не отбрасывала тени.

0

10

Волчица.

Девушка легко добежала до конца дома, едва касаясь стены кончиками пальцев. Затаилась у самого угла, на краю света факела. По улице, на которую она собиралась выйти, прошли стражники. Волчица затаилась, почти не дыша, но это было лишь предосторожностью. Бравые стражи порядка шли настолько шумно, что не заметили бы и драку на соседней улице, а не то что затаившегося оборотня. Когда стражники скрылись за поворотом, волчица втянула носом воздух. Опасности не было, но вот другие запахи… Ммм… На секунду у девушки закружилась голова. Видимо здание за которым она стояла - было харчевней. А утро и завтрак были более чем далеко, но волчица заставила себя отвлечься. Дела превыше всего. Лёгкой тенью она продолжила скользить по пустынным ночным улицам города. Охотничий костюм не сковывал движений, а накидка из шкуры красиво переливалась в лунном свете.
Уже почти у самого центра города девушка остановилась. Прислушалась. Ночная тишина в городе совсем не такая как в лесу. Другая, но неуловимо похожая жизнь. Волчица невольно улыбнулась. Как всё же много теряют простые люди. И как мало они понимают в прекрасном. Ну почему те, кому посчастливилось родиться перевертышем, всегда чужие? Люди боятся? Или завидуют? Волчица тряхнула головой, прогоняя грустные мысли.
Вот он! Заветный дом. Казалось бы, чего проще? Пройти и узнать? «Ведь ты же оборотень! Это же должно быть легко!» - девушке вспомнились слова её друга. Ну да. Проще, если бы не сложнее… Волчица быстро перебежала улицу, уповая на скудное освещение и спрятавшуюся за облаком луну. Забор конечно высоковат, но это не проблема. Девушка поправила перчатки и, несильно оттолкнувшись, прыгнула. Ухватилась руками за край стены, подтянулась. Кое-как уместилась наверху на корточках. Задумчиво посмотрела вниз. Похоже территория охранялась собаками. Плохо. Волчица плавно начала перемещаться правее по забору, выискивая где собачий запах меньше, надеясь найти лазейку. Спрятаться от их внимания. Лазейка не выискивалась, а лунный свет уже норовил вернуть свои права и выдать девушку, поэтому волчица решила рискнуть и спрыгнула со стены на территорию, как раз в тот момент, когда луна осветила улицу.
Прижимаясь к стене и следя за каждым шорохом, волчица добралась до дома, правда, пришлось рискнуть, перебегая от ограды к дому. Но, благо, на территории оказалось несколько деревьев, дававших хоть какую-то защиту. Комнату, где были люди, волчица нашла легко. Окно было открыто, и голоса слышались прекрасно, да и свет из комнаты тоже невольно вырывался во двор. Девушка присела, упираясь пальцами в землю, тут же появился соблазн обернуться. Но нет! Сейчас нельзя.
Зов луны был силён, но слова, долетевшие из окна, отрезвили девушку и вернули к реальности, заставляя перебраться ближе и прислушаться.
- Это не проблема! Мы завтра же объявим большую охоту! И назначим солидную цену за каждую голову.
- Вы думаете, это поможет? Лес просто огромен… - обсуждение явно шло уже давно. Да и вопрос был решен, сейчас же развеивались последние сомнения. Девушка скрипнула зубами, старейшина был прав. Пришла большая опасность. Но то, что предлагал совет, волчица считала смешным. Уйти? Ну уж нет! Пусть лучше люди получат по заслугам! Девушка достала амулет, купленный в простой магической лавке и даже не в этом городе. Прошептала несколько слов, активизируя заклятие. Яркая вспышка резанула по глазам, девушка невольно зажмурилась, ещё ниже пригибаясь к земле. Когда она смогла промогаться залаяли собаки. Времени проверять результаты не было, но едва различимый треск и волна тепла подсказывали, что пожар занялся на славу. Девушка накинула амулет цепочкой на шею и с места прыгнула вперёд, отталкиваясь и руками и ногами, но не превращаясь. Территория маленькая, забор близко, а в волчий ипостаси на него не запрыгнешь. Когда уже казалось бы заветная цель была близка, резкая боль пронзила ногу: одна из сторожевых собак успела подобраться близко и ещё две тоже времени не теряли. Вот тут девушка по-настоящему испугалась. Стена в каких-то двух шагах, но как же это далеко, когда тебя окружают три злобных зверя, готовых разорвать на части. Секунда промедления или растерянности, ещё две собаки прыгнули, одна вцепилась в подставленную руку, а вторая… А вторая упала рядом безвольной тушей с торчащим из горла кинжалом. Волчица дёрнулась, освобождая предплечье. Оттолкнулась от земли, прыгая назад, к стене, разделяющей территорию и остальной город, здраво рассудив, что раз незнакомец атаковал не её, то надо не упускать момент, а оглянуться и поблагодарить можно будет и в более подходящей ситуации. Из прокушенной ноги текла кровь, и волчица немного не рассчитала прыжок. Пальцы невольно заскользили по стене в бессильной попытке ухватиться за прожилки в кладке. «Неудача?» - мысль пронеслась в голове как раскат грома, но тут же исчезла, чьи-то сильные руки ухватили девушку за запястья и вытащили на стену. Волчица еле удержала равновесие неосмотрительно оперевшись на ещё не зажившую ногу, посмотрела на человека, помогавшего ей. Но вот человека ли?
«Ты в порядке?» - прочла она невысказанный вопрос жёлтых глаз. «Да» - тихо шепнула волчица. Оборотень кивнул и легко спрыгнул вниз. Девушка отвлеклась на лай собак, перевела взгляд на занявшийся огнём дом, едва заметно улыбнулась. Хотя нет, скорее оскалилась, и спрыгнула вниз, где её легко поймал мужчина, аккуратно опустил на землю, но не спешил отпускать. Волчица было хотела напрячься, только сейчас осознав, что ей кто-то помог, хотя союзников у неё в городе не было. Но от мужчины шёл такой знакомый и успокаивающий запах леса, что захотелось прижаться ещё теснее и спрятаться от всех бед.
- Ты в порядке? – задал таки свой вопрос оборотень. Голос у него был мягкий и какой-то мурлыкающий. Волчица удивлённо посмотрела в лицо незнакомца.
- Ты барс? – спросила девушка, сама не до конца вериля в свою догадку и надеясь на ответ «нет»…
- Да, но сейчас это не важно. Бежим, сейчас за нами придут. Я знаю город. Мы заночуем у меня, а завтра я тебя выведу. – Мужчина перехватил девушку за руку и уверенно потянул в сторону, противоположную той, откуда она пришла. Волчица хотела было вырваться, не веря в происходящее. "Барс?! В городе?! Помог ей?!" Мысли проносились в голове с бешеной скоростью, пока мужчина уверенно уводил её из опасного района. Он был сильнее и старше, к тому же, мужчина, и волчице не осталось ничего, кроме как послушно следовать за барсом. Но, тем не менее, девушка улыбалась. «Будь что будет, но по крайней мере теперь я поставила людей на место. И завтра не будет никакой охоты!»

0

11

Фандом: Хвост Феи
Пейринг: Фрид\Миражана
Дисклеймер: Персонажи и мир - авторам
Размещение: только с моего разрешения

Новогодний танец
- Можно пригласить тебя потанцевать? – Фрид облокотился о барную стойку рядом с девушкой, смотря из-под чёлки, как будто сомневаясь в собственном предложении.
- Боюсь нет, я же работаю, - обворожительно улыбнулась девушка, чуть склонив голову на бок, отчего её светлые локоны качнулись, привлекая к себе взгляд. И не только к себе, а также к тем формам, что они так удачно очертили.
Джастин смутился и отвёл взгляд в сторону, кашлянул и продолжил попытку.
- Но ты же не можешь работать всю новогоднюю ночь? Ты и так работаешь круглый год… - маг накрыл её руку своей, пока она протирала итак идеально чистую стойку. – Пожалуйста. Я тебя прошу.
Миражанна притихла, задумавшись, подняла взгляд в зал, где все уже веселились несколько часов кряду. Фрид обернулся, проследил за взглядом девушки, вздрогнул и с излишней поспешностью повернулся обратно, отпуская её руку.
- Эльфман смотрит, - совсем негромко прокомментировал свою реакцию маг, как будто оправдываясь.
Волшебница едва заметно усмехнулась, после чего её лицо озарила вечная счастливая улыбка, она сняла фартучек, бросив его куда-то под стойку, вышла в зал и уверенно взяла кавалера под руку.
- А знаешь… я тут подумала… если после того случая ты всё ещё опасаешься реакции моего младшего брата на свои ухаживания больше меня, то это меня очень радует. Не хочу, чтобы ты меня помнил такой, как тогда. Идём же танцевать, Фрид?

0

12

Название: Чайные розы
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: ж/ж
Рейтинг: PG-13
Жанры: Фемслэш (юри), Романтика, Повседневность
Статус: в процессе написания
Описание: Две девушки, принц и букет чайных роз.
Посвящение: Всем Аннам.
Публикация на других ресурсах: Только с моего разрешения.

Дверной звонок негромко затрекотал, подражая своими механическими звуками какой-то птице, Лена переступила с ноги на ногу, изучая с детства знакомую обшивку двери. "Иду-иду" - привычно отозвалась с той стороны подруга, и вскоре послышался звук открываемого замка. Первое, что увидела Лена, едва распахнулась дверь - ослепительная и счастливая улыбка девушки, потому смысл последовавших слов даже не сразу дошёл до сознания.
- Ленка, прикинь, а у меня завёлся тайный поклонник! Да такой галантный, прямо настоящий принц. Пойдём, покажу, - Аня уверенно взяла подругу за руку и буквально втащила в квартиру.
Дверь захлопнулась с характерным щелчком автоматического замка, Лена наклонилась, чтобы разуться и замешкалась, скользнула взглядом по пушистым розовым тапочкам-зайчикам. Она терпеть не могла этот цвет, но подруге он удивительно шёл, придавая ей особую нежность и подчёркивая женственность, которой самой Лене очень не хватало.
- Смотри, - гордо показала Аня, дождавшись, пока Лена пройдёт на кухню.
На столе стоял огромный букет чайных роз в светло-зелёном целлофане. "Помялся всё-таки" - мелькнула у девушки отстранённая мысль, Аня приняла задумчивость подруги за немое восхищение и поспешила вытащить из букета маленькую открыточку и похвастаться, зачитав вслух:
- Моей самой дорогой мечте... Как это романтично, правда? - с горячими глазами спросила Аня, показывая трепетно выведенный на карточке текст.
- Да. Очень, - согласилась Лена, заставив себя непринуждённо улыбнуться.
- Ну вот, какая ты грубая всё-таки, как пацан, - вздохнула девушка, ставя карточку рядом с вазой и с умилением на неё смотря, погладила пальцами один из цветков, затем весело продолжила, подмигивая. - В общем, поверь мне на слово, так делают настоящие принцы.
- Верю, - вторая улыбка вышла уже куда более тёплой и естественной.
- Сегодня утром раздался звонок в дверь, открываю, а там никого, только букет и в нём записка. - Аня ещё немного поперебирала пальцами мягкие головки цветков, затем обернулась к подруге и удивлённо спросила. - Кстати, а ты чего так рано сегодня?
- Да что-то не спится, - всё с той же улыбкой ответила Лена, в который раз убеждаясь, что Ане всё-таки очень нравится розовый цвет.

0

13

Автор: Морфей_де_Кореллон
Фэндом: Пехов Алексей (в соавторстве) «Киндрэт»
Персонажи: Александр, Кристоф, Дарэл, Флора
Рейтинг: G
Жанры: Гет, Ангст, Драма, Мистика, AU, Вампиры
Описание: Вампиры никогда никому не доверяют. Это аксиома, известная любому птенцу. Но, в любом правиле, есть исключения.
Публикация на других ресурсах: Только с моего разрешения.

То, что объединяет.

Искусство было самой сутью Фериартос, оно пропитывало насквозь, подчиняло и меняло под себя тех, кто решался дерзнуть заявить, что он его познал. Вампиры считали себя бессмертными, но на самом деле умирали, сколь бы долго не цеплялись за жизнь. А вот искусство было вечным, и Маэстро упивался этим. В клане говорили, что он был самим воплощением искусства, творцом, который укротил эту непостижимую силу. Но сам он так не считал.
Александр не рисовал на заказ, даже мысль о таком в его сторону была оскорбительна. Но, в любом правиле есть исключения, и, когда этот собрат попросил Маэстро об услуге, он не смог отказать.
- Я всегда рад увидеться с вами, маэстро, но, боюсь, сегодня не самый удачный день для светского общения, - предельно вежливо, но чуточку раздражённо сказал некромант, изучая спину собрата.
Фериартос стоял у окна, держа за тонкую ножку фужер с алым напитком. Кагор. Кадаверциан мысленно отметил показушность момента, но, стоило Александру заговорить и повернуться, как Кристоф переменился в лице.
- Я закончил, - Маэстро немного самодовольно улыбнулся, смотря прямо в глаза гостя. - Если бы можно было зайти туда, она была бы живой.
Кадаверциан жадно подался вперёд, подходя к фериартос, не отдавая себе отчёт в том, что делает, схватил его за длинный кружевной ворот рубашки, притянул к себе и выдохнул:
- Покажи.
Александр не стал его одёргивать, даже не обиделся за бесцеремонность. Он понимал. Старейшие никогда не говорили об этом вслух, но прекрасно знали, как это: терять самое дорогое.
Слова были лишними, Маэстро хлопнул в ладоши, заставляя плотную ткань плавно соскользнуть со стоящей на большом мольберте картины. Кристоф резко развернулся, надеясь и не веря одновременно. Замер, не отрывая взгляда от до боли знакомого лица. Александр действительно был Маэстро, его картины не давали ему силу заклинаний тхорнисков или ассиман, они меняли саму реальность. Искусство делало волю творца правдой, воплощало её так же, как сам творец воплощает его в реальности. Но даже такой великий художник, как Александр Данвиль Мело, глава клана Фериартос, не смог сделать то, о чём так мечтал кадаверциан. Изображённая на холсте девушка была божественно красива, совершенна и чиста, глаза казались бездонными, в них можно было забыться и утонуть, но...
- Это не она, - опустив плечи, сказал некромант. Его взгляд всё ещё был прикован к картине, он смотрел на идеальную копию своей любимой женщины, но не чувствовал её, не чувствовал того самого волшебства силы фериартос, на которое надеялся. Она не была живой, словно кукла, красивая, неотличимая от оригинала простым взглядом, но не настоящая.
- Ты сам водил меня к ней, большего сделать нельзя, я сотворил точную копию Флоры. - Александр нахмурился, его задела реакция некроманта.
- Да, - согласился кадаверциан, отворачиваясь от холста, невидяще смотря перед собой. - Всё было бессмысленно.
- Она осталась в твоём сердце. Не в теле, что ты хранишь в лаборатории, и не в моих красках, - со вздохом сказал художник, признавая поражение. - Я обещал попробовать, и я сделал всё, что мог.
Кристоф не ответил, молча стоял, вспоминая улыбку, привычные жесты, мимолётную благосклонность, касания, голос... Когда он пришёл к Александру, то верил, что тот сможет создать хотя бы сладкую иллюзию, подарить жизнь нарисованной девушке, но ему это не удалось так же, как самому некроманту, вернуть душу в мёртвое тело. Разум сказал "всё кончено", но душа не желала терять надежду, душа отчаянно искала варианты и нашла. Даже не вариант, а мимолётную мысль, ниточку, зацепившуюся за слова художника.
- Иногда я начинаю жалеть, что Дарэл сын Флоры, а не твой, - горько признался Кристоф, вспомнив телепата.
- Думаешь, тогда бы он смог прочитать её душу и воплотить? - продолжил мысль Александр.
- Нет, - покачал головой некромант. - Тогда бы он смог нарисовать то, что видел я.
Фериартос удивлённо посмотрел на кадаверциана, затем поднял руку, задумчиво потеребил пальцами упавшую на грудь прядку волос.
- Он и сейчас может, - сказал Александр и встретил взгляд Кристофа, пояснил, - Моими руками.
Когда два главы клана объяснили телепату, что от него требуется, он сказал, что это сумасшествие. Они знали это и не спорили. И даханавар согласился. Кристоф открыл свою душу, всю, без остатка, позволил считать самое сокровенное, вплоть до последнего воспоминания, наложить магическую кальку и бережно передать её Александру. В иной ситуации, это было бы равносильно смерти для главы клана кадаверциан, но, глава фериартос слишком хорошо знал, что такое - терять смысл жизни.

0


Вы здесь » Битвы Рассказов » Библиотека » Моё всякое разное, сборная тема.