Битвы Рассказов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Битвы Рассказов » Архив персонажей » Анри Раймон


Анри Раймон

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Имя:
Анри Раймон
Пол:
мужской
Возраст:
34
Рост:
180
Раса:
человек
Ориентация:
гетеро
Внешность: картинка или описание, можно и то и другое
         Анри Раймон – человек среднего роста и стройного телосложения. Волосы он время от времени перекрашивает (еще со времен своей актерской в некотором роде карьеры), сейчас они черные, длиной до плеч. Из-за частого перекрашивания кончики волос секутся, а лицо несколько бледновато из-за практически постоянно накладываемого грима (впрочем, в последнее время Черный Шут стал баловаться «косметикой» несколько меньше). На скуле, чуть ниже правого глаза тонкий горизонтальный шрам около трех сантиметров длиной. Небольшая горбинка на носу и чуть выступающие брови придают взгляду серых глаз сходство со взглядом ястреба.
Характер:
         Для начала стоит определиться, чей характер описывать в первую очередь - Анри Раймона или Черного Шута. Шут - это лишь маска, скрывающая истинную личность Анри, однако эта маска очень прочно приросла к лицу и мало кто знает что-либо кроме этой личины, поэтому вплотную остановимся именно на нем.
        Язвительность Черного Шута - черта, о которой в первую очередь вспомнит каждый, кто имел несчастье с ним общаться. От едких насмешек его не удержит даже сталь, свистящая в сантиметрах от горла. Вывести Шута из себя практически невозможно, зато сам он очень любит заниматься этим по отношению ко всем подряд. Смеха ради способен сделать что угодно - некоторые заявляют, что он бы не задумываясь застрелился, если бы точно знал, что сразу предстанет перед Богом - просто чтобы попробовать рассмешить Всевышнего. Собственно, практически с той же мотивацией он в свое время стал пиратом. Однако, несмотря на кажущуюся несерьезность отношения к жизни, на внешнюю глупость и абсурдность своих действий, Черный Шут всегда просчитывает их последствия, равно как и реакцию окружающих, на несколько ходов вперед. Любит подраться, причем в бою тоже не упустит случая повеселить народ, поставив в глупое положение соперника, а то и себя самого. Иногда может устроить товарищам мелкую пакость, вроде ведра воды над дверью, однако в вопросах серьезных абсолютно надежен - не предаст и не подведет.
         Настоящий же Анри - человек куда более добрый и чувствительный, пожалуй, даже несколько сентиментальный. Увидеть его можно нечасто - когда Раймона посещают чувства, мысли или воспоминания, погребающие под собой Черного Шута. Или же когда у него нет от вас никаких тайн. Впрочем, таких людей ныне нет на этом свете.

Увлечения:
Театр и шахматы
Привычки:
Подбрасывать в воздух случайно подвернувшиеся под руку мелкие предметы. Особенно - чужие, хрупкие и ценные.
Любит:
Развлекаться всеми доступными способами
Не любит:
Любителей наводить порядок. В особенности - в чужих делах
Слабости:
Излишняя тяга к эффектности и игре на публику
Способности:
Анри – профессиональный шут, со всеми вытекающими отсюда последствиями – актерский талант, игра на лютне, акробатика. Опытный жонглер, как следствие  - прекрасно обращается с метательным оружием. Любит и умеет обращаться с фейерверками и прочей пиротехникой. Отлично фехтует на шпагах и саблях. Стреляет не слишком метко, но за счет скорости и ловкости движений на короткой дистанции, где проще попасть, чем промахнуться, с пистолетом обращается неплохо.
Магия:
разве что фокусы
Биография:
  Анри Раймон родился в семье дворян. Собственно, довольно скромным титулом и еще более скромным поместьем преимущества его семьи и ограничивались. Обитали они в самой заштатной французской провинции, какую только можно себе представить. Найти там какие-либо перспективы возможным не представлялось, да и не факт, что хоть один из обитателей этой местности хоть раз слышал слово "перспектива". Каким же образом данное умное слово узнал Анри? Ну, собственно, ему повезло.
        Когда мальчишке было лет семь, его родители таки решили посмотреть на единственную известную им французскую диковину. Да-да, именно на него. На Париж. Получив массу впечатлений, от которых его глаза стали напоминать глаза совы, страдавшей запором последние полгода, почтенный отец семейства принял мудрое решение залить их вином в ближайшем подходящем заведении. Как и положено провинциалу, заведение он, дабы не ударить в грязь лицом, выбрал самое дорогое и популярное. За один столик с ним невесть каким ветром занесло какого-то завсегдатая королевских балов, решившего вдоволь посмеяться над приезжей деревенщиной. Впрочем, в процессе поглощения спиртных напитков различной крепости столичный франт становился все добрее и в конце концов даже повернулся "лицом к деревне", заключив, что разница между столицей и жопой мира не так уж и велика. А спустя еще пару литров он уже клятвенно обещал пристроить при дворе если не всех, то хотя бы двух-трех из этой толпы милых близняшек (на самом деле Анри, естественно, был один, просто алкоголь сделал свое черное дело по умножению сущностей). Будь папенька потрезвее, он бы наверняка отказался расставаться с родным сыном, но сейчас он искренне порадовался тому, что перед любимым сынком теперь открываются невиданные ранее высоты, и согласился.
         В общем, в скором времени чета Раймонов укатила обратно в свою берлогу, а Анри остался в Париже и поступил в пажеский корпус, где и обучался следующие несколько лет, причем довольно успешно. В десять лет мальчишку выпустили на первый в его жизни бал, где юный паж проявил себя наилучшим образом и вскоре оказался в свите человека, довольно известного в светских кругах столицы. Отличаясь развитым, хоть и несколько специфическим, чувством юмора, паренек ходил у своего сеньора в любимчиках (благодаря искусным издевательствам над его соперниками). Впрочем, милость вышестоящих - дело временное, и шутка Анри, прозвучавшая на очередном королевском приеме, оказалась недостаточно удачной, да еще и направленной не на того, кого надо. Здесь карьера юноши могла завершиться полным и абсолютным крахом, если бы не одно но. Розыгрыш, так не понравившийся сеньору, оказался очень даже угоден королю, а гнев "хозяина" еще больше позабавил Его Величество. Вскоре Анри Раймон был, ни много ни мало, личным королевским шутом.
         Подробности последующих лет, пожалуй, можно опустить. Стоит сказать лишь о том, что на протяжении этого времени Анри оттачивал все необходимые королевскому шуту навыки. Например, фехтование, ибо желающие вызвать шутника на дуэль или просто намять ему бока в темном переулке не переводились никогда. Однако к двадцати годам над весельчаком стали сгущаться тучи. Весьма богатые и влиятельные люди, желающие отомстить за задетую честь или убитых на дуэлях друзей и родственников, размножались быстрее кроликов и регулярно требовали от короля выдать им Анри (а когда тот отказывал, видимо, считали дурным тоном не подослать шуту очередного наемного убийцу). Но и это было не самой большой бедой. У профессионального дурака наклевывались серьезные проблемы со Святой Инквизицией, ибо нужно было быть дураком по жизни, а не по профессии, чтобы предположить, что эти товарищи пропустят мимо ушей шуточки Раймона на тему религии и духовенства. И в конце концов король уступил и дал добро на то, чтобы растерзать своего любимца. Вот только Анри узнал об этом вовремя, и вломившихся в его комнату инквизиторов встретили лишь стены, сплошь исписанные мелким ровным почерком. Из прощального послания почти каждый любопытствующий мог узнать все, что о нем думал королевский шут. Сам же Анри за шесть часов до этого незаметно покинул город и во весь опор помчался к ближайшему морскому порту. Достигнув этой цели, он немного подумал, куда же бежать
дальше. Собственно, чтобы укрыться от Инквизиции и правительства (причем любого), у каждого беглеца было два пути -в Сибирь или в Новый Свет. Поскольку в Сибири холодно и медведи, выбор был очевиден. Двадцать первый день рождения Анри Раймон, прозванный Черным Шутом, отметил уже на Тортуге.
             Чем он занимался после переезда? Угадайте с трех раз, чтоль... Правильно, он развлекался, попутно заводя новых друзей и врагов (вторых было значительно больше, зато жили они в большинстве своем куда меньше). Он пробовал все, что только можно - от банальностей вроде алкоголя и женщин, до политических интриг, поисков Эльдорадо и участия в подпольных гладиаторских боях, попутно умудряясь раз за разом натягивать нос местной Инквизиции. Где-то в это время он и получил свое прозвище - Черный Шут. И это прозвище не раз гремело на просторах от Огненной земли до Рио-Гранде.
            В последние годы у Анри возникла идея для разнообразия перенести свою деятельность с суши на море. Какое-то время он колебался, выбирая между путями пирата и охотника за пиратами. Разрешению внутреннего спора помог взгляд на портрет губернатора – Черный Шут решил, что эта рожа ему не нравится, а стало быть «спасибо этому дому, пойдем к другому». После принятия решения он не стал тянуть с его реализацией и отправился в ближайший крупный порт, где и выбрал подходящий корабль (окончательный выбор между несколькими подходящими был сделан с помощью пары бросков монетки).
Оружие:
По обстановке
Экипировка:
Одежда: повседневная, парадная, рабочая и т.д.
Одет чаще всего в шутовской костюм, сшитый из ромбических лоскутков ткани, но не ярких, как у большинства шутов, а черных и белых. Иногда к этому добавляется и тройной колпак с колокольчиками, как непременный атрибут профессии. Впрочем, временами Анри лень играть на публику, и тогда его можно увидеть в простой белой рубахе и кожаных штанах.

Временной промежуток: то есть относительно нашего мира в каком времени живёт персонаж
16-17 век. Хотя, если постараться и немного забить на историчность, промежуток можно расширить

0

2

Во франции был пажеский корпус? О.о

0

3

Адан
Честно? Тьма его знает)

Ну, в крайнем случае, будем считать это альтернативной историей. Если, конечно, ни у кого нет серьезных возражений.

Отредактировано Истер (2010-12-03 17:39:22)

0

4

Не возражаю. Просто у меня пажеский корпус вызывает ассоциации с кадетами, а его выпускники - это элита армии.

0


Вы здесь » Битвы Рассказов » Архив персонажей » Анри Раймон